Последние комментарии

  • Иозеф Швейх21 апреля, 8:02
    Недавно прошли массово посты о самолетах разведчиков любых лодок и защиты нет. Якобы пиндосы получили карты всех пере...Западные эксперты в панике: Россия работает над созданием «убийцы авианосцев»
  • Фархат21 апреля, 7:53
    *Корректировок не требуется – Медведев доволен деятельностью правительства
  • klara ibragimova Ибрагимова21 апреля, 1:35
    А когда убивала российских журналистов- почему-то не плакала. Запоздалое прозрение, пусть не притворяется. Священник рассказал, почему Савченко расплакалась в кабинете Александра Захарченко

О бедном Чубайсе замолвите слово

Россия бедная или Россия богатая? Поспорим с Чубайсом!

Когда Анатолий Чубайс делал очередное заявление, касающееся стоимости электроэнергии в России, он прекрасно понимал, что получит в ответ новую волну ненависти россиян. Но вряд ли его это заботило: он к такому давно привык. Более того, иногда кажется, что подобные эмоции его только поддерживают – он питается ими, становясь сильнее и упорнее.



Там же, на экономическом форуме в Москве, сделал Чубайс и ещё одно громкое заявление: «Россия – бедная страна, поскольку значительная часть населения живет в бедности или крайней нищете». И тут результат был несколько неожиданным: с резкой отповедью ему выступила Мария Захарова, главное медийное лицо российского МИД:

Россия – необыкновенно богатая страна. Что касается того, почему «значительная часть населения живет в бедности или в крайне нищете», я хотела бы получить ответ на этот вопрос от человека, который в течение десятилетий был членом правительства и топ-менеджером ключевых секторов национальной экономики и промышленности.



И это довольно сильно отличается от стандартной реакции на высказывания А. Чубайса и подобных ему фигур, ведь обычно представители государственной власти крайне редко реагируют на подобное. Резкие высказывания журналистов, публицистов, экономистов, обычных людей – этого сколько угодно, и это, как уже отмечалось выше, нисколько данную фигуру не смущает. Но вот отповедь довольно крупного действующего госслужащего – это редкость, которая могла бывшему «архитектору реформ» и не понравиться.

Разумеется, всем нам глубоко безразлично, что нравится Анатолию Борисовичу, а что вызывает у него душевную боль или раздражение. Тут важно другое: сам факт публичной отповеди, полученной ранее почти неприкасаемой для других «государевых людей» фигурой. Это, согласитесь, «симптоматичненько» само по себе. Но, кроме того, данная полемика обнажила существенное различие в подходах, которое есть у «старой гвардии» ещё ельцинского призыва и у относительно нового поколения чиновников, сформировавшихся в период Путина.

Это различие можно сформулировать примерно так: Россия является бедной страной и жить ей следует по средствам, на многое не претендуя, и Россия является очень богатой страной, для которой практически нет нерешаемых задач.

Последнее подтверждается многими достижениями путинской эпохи, как бы кто к ней ни относился: это и экономический рост «нулевых», и Олимпиада в Сочи, и ЧМ по футболу, и эталонный по многим параметрам визит «вежливых людей» в Крым, и операция в Сирии, которой все, буквально с первых дней, предрекали полный провал и «афганский» сценарий. Добавим сюда и весьма сложные инфраструктурные проекты вроде Крымского моста, крупнейших морских трубопроводов или строительства космодрома «Восточный» в глубине дальневосточной тайги. Это, особенно в совокупности, что угодно, но не результаты «бедной страны», которой нужно забиться в уголок и тихонечко наблюдать, как сильные и богатые делят планету.

Наверное, нет особого смысла разбирать экономическую составляющую высказывания Чубайса про слишком низкую стоимость электроэнергии – глубина его экономического гения довольно хорошо уже изучена, и ничего нового мы там, скорее всего, не обнаружим. Разве что стоило бы напомнить ему, что наша энергетика в массе своей отнюдь не убыточна. А раз так, государство имеет все основания придержать тарифы этого монополиста на разумно достаточном уровне, особенно с учетом того, какое влияние электроэнергия имеет на дальнейшее ценообразование по всей дальнейшей цепи образования прибавленной стоимости.

Кстати, обратите внимание, как легко бы сейчас была запущена инфляционная волна, будь господин Чубайс и ныне допущен к принятию важных государственных решений. Раз — и монополисту разрешили поднять цены до «европейских», чтобы повысить пресловутую энергоэффективность российской экономики. А дальше цены начинают раскручиваться по цепочке, утягивая за собой и цены на топливо (которые, по мнению наших страдающих от санкций олигархов, и без того слишком малы), и стоимость сельхозпродукции, и коммуналку, а заодно понижая конкурентоспособность национальной промышленности, и без того задавленной слишком дешевым импортом.

Это лишний раз показывает нам, как принимались решения в эпоху приснопамятного «младореформаторства», и почему мы к концу девяностых сидели у разбитого корыта. Ну, и уровень «экономистов» той поры (хотя они никуда не делись и сейчас), раз уж Чубайс считался среди них одним из лучших…

На самом деле в нашем обществе есть запрос на обсуждение того, что же Россия из себя представляет: очень богатую или очень бедную страну. Тем более что серьёзные аргументы есть и у тех, кто больше склоняется ко второму варианту. Когда около пятнадцати процентов населения имеют официальный доход ниже прожиточного минимума, составляющего около 150 долларов США, называть себя богатой страной как-то не пристало. Сначала нам бы обеспечить полную занятость, дать людям приличную зарплату и нормальные социальные гарантии, а потом уже вешать на голову корону. И это верно, с этим особенно не поспоришь, но…

Но важно именно то, что это не просто вопрос самоосознания и самооценки, а ключевой вопрос стратегии управления государством. Мы осознаем себя как бедное государство и соответственно выстраиваем свою национальную политику, или мы все-таки видим себя богатым государством (пусть и с большими временными сложностями), и соответственно действуем на международной арене? И ответ на этот вопрос, вероятно, является ключевым для нашего будущего…

Наверное, многие скажут, что нам стоило бы совместить одно с другим: осознание своей нынешней бедности не должно затмевать понимания нашего потенциала, и наоборот, мы просто обязаны, образно говоря, почаще смотреть себе под ноги, отправляясь в очередной дальний поход за геополитическими «плюшками», иначе можем споткнуться о собственную бедность. И все-таки у нас есть некоторый сравнительный опыт, который позволяет нам сделать определенные выводы относительно качественной природы обоих подходов.

Девяностые годы прошлого века стали, вероятно, квинтэссенцией осознания себя бедной страной. Мы были бедны, мы осознавали это и, самое главное, мы даже не видели особого потенциала для роста. Многим даже казалось, что Россия занимает неподобающе большое место в мировой политике, и как дело не закончилось односторонним ядерным разоружением, можно только догадываться. Наша политика, как внутренняя, так и внешняя, была четким отражением подобного взгляда на самих себя: шапку надевали по Сеньке, свой шесток знали, «партнеров» облизывали с головы до ног…

Но ни богаче, ни успешнее все-таки не стали. И это должно нас хоть немного настораживать при нынешнем обсуждении путей развития государства. Увы, отказ от амбиций, самоуничижение и расковыривание ментальных ран не дают ни государству, ни обществу ничего ценного. А вот проложить себе дорогу на кладбище истории мы таким образом можем запросто…

Более поздний период, та самая «эпоха Путина», отличается кардинально иным взглядом на себя самих и на свое место в мире. И это, при всех огромных издержках, все-таки привело к некоторым позитивным результатам. Повторяться не будем, да это и не нужно – разумные люди все понимают и так, неразумным объяснять просто бессмысленно. Да, хотелось бы больше и лучше. Разумеется, «давно никого не наказывали» и пора бы некоторых в лагеря (и это я без малейшей иронии). Да, и количество бедных слишком, неоправданно высоко, и социальное неравенство незаслуженно огромно.

И все-таки сейчас даже не пахнет той страшной безнадегой, которая была в девяностые…

Вывод, который напрашивается из вышесказанного, можно сформулировать довольно просто: нам нужна не смена, а коррекция курса. Обратить внимание на бедность миллионов людей, подстегнуть экономику разумным протекционизмом (даже Америка при всей своей экономической мощи уже поняла, что без протекционизма ей никуда, но мы, как обычно, прозреем через десятилетие) и навести порядок в уголовном законодательстве, чтобы воры и их пособники действительно сидели в тюрьме, а не строили себе виллы в Майами. Вот, в общем-то, и все, что напрашивается в качестве «добавки» к текущему курсу страны.

Но с этим пока сложности. Чуть-чуть загляделись мы в далекие дали, за бескрайние горизонты. И это настораживает – не споткнуться бы, не разбить в очередной раз нос до кровавых пузырей.

А Анатолию Борисовичу спасибо за то, что не поумнел. Ибо в противном случае сидел бы тихо и не давал бы нам поводов задуматься о таких серьёзных вещах, как наше национальное мировоззрение и пути развития государства.

Но все-таки жаль, что за содеянное он так и не ответил. А ведь мог бы уже и отсидеть…

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх