Последние комментарии

  • Россиянин20 сентября, 8:47
    Кузов должен быть из алюминия, тогда и красить будет не нужно. Можно будет обойтись цветным анодированием.Новый российский электромобиль «перевернул рынок»
  • Россиянин20 сентября, 8:45
    Ну если уж РОСНАНО, то ничего хорошего не получится. Там Чубайс...Новый российский электромобиль «перевернул рынок»
  • Сергей Петров20 сентября, 8:29
    Надо было разрешить еще просто регулярно бомбить Израиль.Avia.pro: Путин разрешил Асаду сбивать израильские самолеты

Работать некому, работы нет. О парадоксах рынка труда и о службах занятости

В новостных лентах то и дело появляются сообщения о грядущих массовых увольнениях, сокращениях, невостребованности специалистов. С другой стороны, кадровые службы постоянно жалуются на сложности с поиском сотрудников. На днях эксперты Института Гайдара и РАНХиГС и вовсе заявили, что в текущем году в России достигнут предел трудовых ресурсов.

Мол, дальше рабочую силу брать неоткуда, вся надежда на людей старшего возраста.

Так чего же бояться – безработицы или, напротив, нехватки кадров? Эффективны ли государственные службы занятости, создаваемые для улучшения ситуации на рынке труда? Об этом – в материале profiok.com.

Рост экономики откладывается: работать некому

В начале августа РАНХиГС и Институт Гайдара опубликовали очередной аналитический обзор под названием «Мониторинг экономической ситуации в России. Тенденции и вызовы социально-экономического развития». На страницах этого документа старший научный сотрудник РАНХиГС Виктор Ляшок пишет о том, что в нашей стране с 2016 года наблюдается сокращение рабочей силы. В последнее время этот процесс значительно ускорился: в первом квартале 2019 года рабочая сила сократилась на 0,8 млн человек, тогда как за весь 2018 год этот показатель уменьшился всего на 0,1 млн человек.

Работать некому, работы нет. О парадоксах рынка труда и о службах занятостиЕсли не учитывать Крым и Севастополь, то число экономически активных граждан в сегодняшней России соответствует уровню 2005 года, поясняет эксперт. Этот показатель рассчитывается по методологии Международной организации труда (МОТ) и представляет собой совокупное число работающих граждан и тех, кто занят поиском работы. Этот параметр показывает, насколько население страны вовлечено в трудовые отношения, а его снижение сигнализирует о невозможности экономического роста.

«Можно предположить, что в настоящее время достигнут предел экономической активности для населения в основных трудовых возрастах, – пишет Виктор Ляшок. – Дальнейший рост возможен главным образом лишь за счёт более активного вовлечения в рынок труда населения старшего возраста».

Работать некому, работы нет. О парадоксах рынка труда и о службах занятостиКак указывает эксперт, динамика сокращения рабочей силы вовсе не является неожиданностью. Демографическая ситуация известна: население России стареет. Молодёжи мало, а старшее поколение постепенно теряет трудоспособность. Если к трудоспособным относить граждан от 20 до 59 лет (правда, повышение пенсионного возраста немного сдвинет верхнюю границу), то выходит, что численность трудоспособного населения с 2011 года уменьшилась на 5,2 процента.

Итак, снижение численности рабочей силы во многом объясняется демографическим фактором. Но это, как пишет Ляшок, не единственная причина. До недавнего времени наблюдался рост активности населения трудоспособного возраста, но сейчас он «практически прекратился». К сожалению, анализ причин такой ситуации остался за рамками исследования РАНХиГС.

Безработица низкая, но работу не найти

Работать некому, работы нет. О парадоксах рынка труда и о службах занятостиКазалось бы, в сложившейся ситуации те, кто хочет работать, не должны испытывать никаких проблем с трудоустройством. Но ничего подобного: выпускники вузов и техникумов по-прежнему остаются невостребованными.

В последнее время в Минобрнауки всерьёз озаботились совершенствованием механизма целевого обучения, то есть проблемой подготовки именно тех кадров, которые нужны экономике и которые будут гарантированно трудоустроены. Сейчас программы целевого обучения появились практически во всех областях: от медицины до журналистики и от инженерных наук до драматургии.

Правила простые и понятные: студент бесплатно учится за счёт предприятия или региона, которому нужен специалист, а затем в обязательном порядке, оговорённом в договоре, отрабатывает необходимое количество лет. Но о том, станет ли этот инструмент эффективным и поможет ли ликвидировать дефицит квалифицированных кадров, можно будет судить лишь спустя несколько лет. И даже если станет, он решит лишь проблему «свежеподготовленных» специалистов. А что делать с теми, кто уже имеет профессию (или думает, что имеет? – прим. profiok.com).

Работать некому, работы нет. О парадоксах рынка труда и о службах занятостиПо данным опроса, проведённого РАНХиГС, только 11 процентов респондентов высоко оценивают качество полученного образования. Ещё 34 процента считают, что обладают знаниями на уровне «выше среднего». В сумме это менее половины опрошенных. Иными словами, больше половины респондентов считают, что получили образование низкого или среднего качества, и найти хорошую работу им будет гораздо сложнее. Им придётся выбирать специальности, не требующие особых компетенций, а это явно не путь к карьерному росту и достойному заработку (сейчас даже уборщица пишет в резюме о карьерном росте, не всегда, впрочем, понимая, чего именно она хочет – прим. profiok.com). По данным опросов, лишь 56,8 респондентов работают по специальности или по «функционально приближающимся к ней профессиям».

Что касается официальных данных по безработице, то, как сообщает Росстат, в первом квартале 2019 года безработными были признаны 3,5 млн человек, из которых 800 тысяч человек зарегистрированы в официальных службах занятости.

Поясним: это только те, кто уже остался без работы. По данным РАНХиГС, свою трудовую занятость считают устойчивой только две трети работающих. При этом каждый пятый из опрошенных заявил, что боится потерять свою работу, поскольку больше никуда устроиться не сможет. И лишь треть опрошенных уверены в том, что при необходимости смогут найти работу не хуже имеющейся. Картина напрямую связана с возрастом респондентов: если до 35 лет люди практически не боятся потерять работу, то дальше этот риск усиливается и достигает пика в предпенсионном возрасте.

Парадокс рынка труда: аналитики считают, что люди старшего возраста – единственный ресурс для наращивания рабочей силы, а работодателям, как показывает практика, такие сотрудники не нужны. Может быть, стоило задуматься об этом перед повышением пенсионного возраста?

Работать некому, работы нет. О парадоксах рынка труда и о службах занятостиВпрочем, и с молодёжью не всё просто. По данным Минтруда, максимальная доля трудоустроенной молодёжи в возрасте от 16 до 29 лет зафиксирована в Липецкой области (89,4 процента), в Белгородской области (88,4 процента) и в Чувашии (87,4 процента). Всё гораздо печальнее на Чукотке (33,2 процента) или в Амурской области (37,6 процента). Всего в 2018 году в службы занятости обратились 966 тысяч граждан в возрасте от 16 до 29 лет. Две трети из них нашли работу (чудеса статистики: усреднённые данные всегда выглядят не так пугающе, как картина на местах – прим. profiok.com).

Как сообщает Росстат, время поиска работы в среднем по России составляет около семи месяцев. Быстрее всего можно трудоустроиться на Чукотке (в среднем за 3 месяца), хуже всего ситуация в Республике Тыва, там среднее время трудоустройства приближается к 10 месяцам (а жители других регионов тем временем работают в Тыве вахтовым методом – прим. profiok.com).

Как становятся безработными?

Работать некому, работы нет. О парадоксах рынка труда и о службах занятостиЧлен думского комитета по труду и социальной политике Олег Шеин в недавнем интервью агентству URA.RU заявил, что в течение ближайших десяти лет около 15 миллионов россиян могут потерять работу. По словам депутата, в зоне риска находятся представители «низкоквалифицированных профессий в сфере услуг», то есть, например, охранники, водители или продавцы.

Что примечательно: по данным Росстата, именно продавцы и водители лидируют в списке самых популярных профессий среди женщин и мужчин соответственно. Наверное, логично было бы уже сейчас заняться профориентационной работой с этими людьми, предложить им пройти какое-то обучение, помочь получить востребованную профессию. Или государство будет дожидаться, когда эти миллионы людей зарегистрируются на бирже труда?

Если прибавить к этим миллионам невостребованных продавцов и водителей миллионы столь же невостребованных лиц, как сейчас принято говорить, предпенсионного возраста, избежать социального взрыва будет непросто. По задумке государства, с проблемой должны справиться биржи труда или центры занятости населения, о печальном опыте работы с которыми мы расскажем ниже.

Центры занятости населения: хотели как лучше, а получилось…

Интернет располагает к открытости. Многочисленные отзывы о сотрудничестве со службами занятости, подписанные и анонимные, за редким исключением сводятся к одному и тому же: «нормальную» работу там найти нельзя, но можно пройти бесплатное обучение, получить пособие и окупить затраты на общественный транспорт, оформить субсидию на квартплату, компенсировать расходы на регистрацию ИП. Единственная обязанность «безработного» – несколько раз в месяц встречаться с инспектором и получать контакты организаций, в которые стоит подъехать на собеседование. Тем, кто не собирается трудоустраиваться, нужно лишь получить от организации подтверждение в том, что человек не подошёл. Вернул бланк со штампом – и спокойно продолжаешь получать пособие.

Парадокс рынка труда: все говорят о том, что представители низкоквалифицированных профессий вот-вот окажутся невостребованными, но именно этот сегмент до сих пор даёт самое большое количество вакансий.

Работать некому, работы нет. О парадоксах рынка труда и о службах занятостиСотрудники центров занятости, в свою очередь, понимают смысл работы по-своему. Официально они обязаны организовывать дополнительное профессиональное обучение, помогать людям найти работу, оказывать им психологическую поддержку и содействовать их социальной адаптации. По факту же работа служб занятости строится вокруг отчётности и статистики. Инспекторы не ставят перед собой цель подобрать для зарегистрированных компаний необходимых сотрудников. Как оказалось, своевременное получение «штампика» для них важнее, чем отправка на собеседование подходящего кандидата.

«Мы неоднократно пробовали публиковать вакансии через службы занятости, но это сотрудничество, к сожалению, пока не складывается, – рассказал порталу profiok.com директор Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Роланд Шарифов.— Людей никак не готовят, не инструктируют, не объясняют, что это за вакансия, что за организация. Часто присылают тех, кто нам заведомо не подходит. Такое ощущение, что инспекторам всё равно, что их задача – не трудоустроить человека, а просто послать по адресам из базы. Отправили – поставили себе галочку. А человека даже собеседование не интересует, ему отметка нужна, что он не востребован. Вот и работает эта система: «безработные» собирают «штампики», сотрудники центра получают зарплату, их подопечные – пособия. Вот на это тратятся бюджетные средства. И всё это тянется десятилетиями. Мы было подумали, что в последние годы что-то поменялось, ан нет.

У нас нет ни времени, ни желания заниматься теми, кому нужны «штампики». Мы публикуем вакансии не для того, чтобы целыми днями ставить печати. Нам нужны сотрудники. И если у центра занятости нет возможности обучить людей необходимым навыкам, инспекторы могли бы хотя бы объяснять тем, кто ищет работу, что зарплата у того, кто ничего не умеет, не может быть высокой, что нужно учиться, что получение знаний и опыта нужно рассматривать как наращивание собственного капитала.

Парадокс рынка труда: зарегистрированные безработные в большинстве своём не хотят ни работать, ни учиться чему-то новому. А деньги получать хотят, причём немалые. Удивительно, но первые вопросы от соискателей, как правило, касаются не сути работы, а размера зарплаты.

Роланд ШарифовДумаю, стоит помогать людям хотя бы сформулировать для себя ожидания от будущей работы. А то приходит девушка: в одном месте три месяца проработала, в другом пять. В первом одно не устроило, во втором – другое. Спрашиваю, мол, чего ж вы хотите-то от будущей работы? Нет ответа. Думаю, сотрудники центра занятости хотя бы в этом могли ей помочь. И нам заодно.

Что обидно – задумка-то отличная. Популярные superjob.ru и hh.ru – монополисты, диктующие свои условия работодателям. Ни работодателей, ни кандидатов никто не проверяет, и поиск жемчужного зерна в этой куче требует адских усилий с обеих сторон. Думаю, система центров занятости постепенно заработает так, как нужно. Им достаточно просто изменить мотивацию для своих сотрудников и ориентировать их не на количество отметок о собеседованиях, а на удовлетворение спроса работодателей».

Что ж, пока государство разбирается, кто и как будет переучивать «предпенсионеров», да и чему, собственно, их придётся учить, чем занять невостребованную молодёжь и где взять кадры для приоритетных отраслей экономики, гражданам остаётся одно: пытаться остаться «на плаву» собственными силами. А это значит, что нужно поддерживать свои навыки и знания в актуальном состоянии, постоянно совершенствоваться, осваивать современные технологии и следить за тем, что происходит на рынке труда. Если, прочитав эту статью, кто-то задумается о необходимости повышения квалификации, значит, она опубликована не напрасно. 

 

 

 

 

Для полноты картины читайте публикации profiok.com:

 



Источник: https://profiok.com/news/detail.php?ID=9534#ixzz5wNXdKJeH

'

Популярное

))}
Loading...
наверх