Главное поражение США: нам стыдно вспоминать, как мы в них верили.

Речь о "благословленных 90-х", в которые мне случилось обучаться в средней школе и заканчивать ее.

Тяжелые годы с висящей перед глазами недостижимой мечтой, по-другому и не скажешь. Торговля газетами в переходе на железнодорожном вокзале среди сотен бомжей, попрошаек и таких же несовершеннолетних "предпринимателей", заработанный "Сникерс" — как луч света с далекой планеты, где все по-другому, где у таких, как мы, простых людей — полный холодильник, хорошая одежда, машина и дом с бассейном и зеленой лужайкой.

— Джинсы, кассетный магнитофон и видеомагнитофон как мерило успеха, свидетельство процветания семьи, предмет букета из зависти, гордости и ненависти окружающих.

Молодые люди на улице в Москве. 1990-е
— Жевательные резинки Turbo с яркими вкладышами и коллекции этих вкладышей, а также коллекции пустых пивных банок, красивых пачек из-под сигарет.

— Холодные ночи у ворот молокозавода в ожидании фур, с которых можно купить молока и кефира.

— Сервелат на новогоднем столе и такие непонятные зеленые бананы (они оказались просто незрелыми).

— Маргарин Rama, считавшийся первоклассным настоящим маслом, коробка которого сулила безбедное существование на протяжении месяца, а то и двух.

— Незнакомая чужеродная, но зовущая музыка из охрипших колонок у обшарпанных киосков.

— Варежки в подарок на Новый год и день рождения (родиться угораздило 1 января, так что получил в итоге по одной варежке на каждый праздник).

— Американская гуманитарная помощь в виде сухого молока, фасованного в большие жестяные банки, которые выдавали почему-то в бомбоубежище.

Скриншот статьи "Россия просит у США еще немного еды", опубликованной на сайте Lenta.ru в 1999 году

— Красивые, пахнущие типографской краской "ваучеры", сулившие светлое будущее и обернувшиеся в нашей большой семье мотоциклом Тула, пианино и щепоткой акций "Газпрома" (впоследствии превратившихся в цветной телевизор).

Этот список можно продолжать до бесконечности.

Проворные люди из страны с тысячей сортов колбасы деловито возились с голодными, широко распахнувшими глаза аборигенами, перекраивая материк, растаскивая заводы, технологии, имущество, изобретения, плоды труда миллионов и миллионов советских людей.

Но никто не думал об этом. Самое страшное в том, что мои детские подростковые впечатления мало чем отличаются от эмоций и впечатлений взрослых, опытных людей в те годы.

Отдельной строкой в памяти идут непонятные события в Москве: расстрел Белого дома, штурм Останкино, толпы на улицах и приятное возбуждение, предвкушение неведомого, обязательно лучшего, светлого и замечательного будущего. И это самое будущее, обернувшееся в итоге продажей водорослей из аквариума, чтобы купить изрядно подорожавший хлеб к домашнему столу, все разнообразие блюд на котором ограничивалось картошкой.

Штурм телецентра "Останкино". 3 октября 1993

Если бы в те самые "90-е" наши "западные партнеры" были посмелее, они, как Гамельнский крысолов с дудочкой, увели бы всю страну за собой куда угодно. Вера была абсолютной, надежды огромными, доверие полным.

Мы не искали, не читали, не думали о происходящем в мире, не понимали и не стремились понять истинную суть происходящих процессов. Отдавшись эмоциям и вверяя собственное будущее и собственную безопасность тем, кто там "наверху", в итоге отдали страну на разграбление тем, кто был еще выше и дальше, за океаном.

С другой стороны, сложно требовать объективности от туземца, первый раз увидевшего зеркальце и бусы.

За прошедшие 30 лет самый большой геополитический провал объединенных США и Европы, на мой взгляд, — это не присоединение Крыма к России и, наверное, даже не возвращение России на геополитическую арену, и даже не мощь стремительно развивающегося Китая, а именно потеря этого безграничного, не имеющего прецедентов кредита доверия у сотен миллионов людей.

Ценой миллионов жертв на национальных окраинах СССР, потерянных десятилетий и территорий мы обрели способность отказаться от булочек, которые у уютного костра на центральной площади предлагает улыбчивая американская старушка.

Теперь дело уже за нами — помочь собственной стране в сохранении суверенитета путем правильного воспитания собственных же детей. Это необходимо уже просто потому, что мы физически не сможем заплатить ту же цену новому крысолову, наигрывающему мелодии у наших дверей.

Сергей Колясников, для РИА Новости

Источник ➝

Эстония отказалась от территориальных споров с Россией

Маленькие, но гордые страны Прибалтики все чаще вспоминают про какие-то территориальные претензии. Вот недавно глава Эстонии Керсти Кальюлайд заявила, что Эстония не имеет никаких видов на российские земли и добавила, что по условиям вступления в НАТО давным-давно отказалась от прений.

Хотелось бы отметить, что от территориальных споров эстонцам следовало отказаться еще раньше. Почему? Ну, например, по Ништадскому мирному договору от 1721 года, когда Швеция буквально продала «трибалтию» и часть Карелии за два миллиона ефимков (приблизительно 56 тонн серебра).

Или же можно вспомнить, как Эстония 6 августа 1940 года вошла в состав СССР и перестала существовать как суверенное государство. После, с 1941 по 1944 года Эстонию оккупировали гитлеровские войска, которые были выбиты Красной армией, а территории прибалтийского государства снова вошли в состав Союза.

Таким образом маленькое, но гордое «шпротное государство» регулярно меняло свой статус, но помнит исключительно о Тартусском договоре, о силе действия которого недавно пыталась «напомнить» спикер эстонского парламента Хенн Пыллуаас. Возможно, что парламентарий все еще живет в том самом 1920 году, которым датируется не ко времени упомянутое соглашение, однако президент Кальюлайд заявила, что «у Эстонии нет территориальных претензий к своим соседям». Вероятно, президент Эстонской Республики меньше подходит под анекдотический стереотип, который так и всплывает, когда кто-то вспоминает Тартусский договор.

Популярное в

))}
Loading...
наверх