Дневник памяти: блокадница Ленинграда рассказала о военных временах

О том, какую цену заплатил Ленинград за то, чтобы выжить в блокаде, которая окончилась 76 лет назад - 27 января, стоит судить, прежде всего, по рассказам самих ветеранов.

Вера Ивановна – блокадница, в этом году ей исполнилось девяносто пять лет. Она рассказала историю своей жизни во время Великой Отечественной войны.

Война началась, когда Вера Ивановна, на тот момент воспитанница детского дома Красные зори, училась в восьмом классе.

«Кончился восьмой класс и жизнь наша с белой стала черной». Класс Веры Ивановны собирался посетить Москву на каникулах, дети ждали этого события целый год, но вместо путешествия в столицу восьмиклассники столкнулись с ужасами войны.

Одним из ярких воспоминаний блокадницы стал патриотизм людей – мужчины садились в машины и ехали, была объявлена трехдневная мобилизация. Девятиклассников отправили на строительство аэродромов, а восьмиклассники стали старшими: им дали косу и отправили в поле - нужен был заготовительный труд.

«Мы не умели, а инструмент в руки взяли, также как винтовку на фронте».

Сено заготовить не успели - началось строительство Лужского рубежа. Лом и лопата теперь стали главными друзьями восьмиклассников.

«И налетели немцы на аэродром. Наверное, Горелово, я уж точно не знаю какой. Бой над нами! Страшный бой… В этом Лужском рубеже 600 тыс. человек участвовало и срочно нужно было строить, защитить себя, ведь открытое место как раз наше было».

Вера Ивановна рассказала, что детский дом перевезли в город, но большие просторы огорода заставляли возвращаться и работать в поле.

Было 8 сентября ребята стояли на берегу оврага – над ними завис немецкий самолет-разведчик. Школьники продолжали копать картошку. Вера Ивановна помнит, как летчик помахал им рукой и полетел дальше. Она уверена, что он просто не захотел тратить боеприпасы на кучку детей.

Вернувшись с полей, ребята увидели, как множество раненых лежало вповалку. Ребят отправили в город. Восьмиклассники прошли курсы молодого комсомольца, ходили на пожары. Хоронили погибших в общих могилах. Испытали на себе все ужасы военных дней.

Вера Ивановна часто ездит к детдомовским друзьям, погибшим на войне.

Когда все закончилось Вера Ивановна посвятила свою жизнь детям. 62 года проработала воспитателем. Сейчас слушает сочинения правнука о Великой Отечественной войне и заново осознает все, что было. С более подробным интервью вы можете ознакомиться, перейдя по ссылке.

Эстония отказалась от территориальных споров с Россией

Маленькие, но гордые страны Прибалтики все чаще вспоминают про какие-то территориальные претензии. Вот недавно глава Эстонии Керсти Кальюлайд заявила, что Эстония не имеет никаких видов на российские земли и добавила, что по условиям вступления в НАТО давным-давно отказалась от прений.

Хотелось бы отметить, что от территориальных споров эстонцам следовало отказаться еще раньше. Почему? Ну, например, по Ништадскому мирному договору от 1721 года, когда Швеция буквально продала «трибалтию» и часть Карелии за два миллиона ефимков (приблизительно 56 тонн серебра).

Или же можно вспомнить, как Эстония 6 августа 1940 года вошла в состав СССР и перестала существовать как суверенное государство. После, с 1941 по 1944 года Эстонию оккупировали гитлеровские войска, которые были выбиты Красной армией, а территории прибалтийского государства снова вошли в состав Союза.

Таким образом маленькое, но гордое «шпротное государство» регулярно меняло свой статус, но помнит исключительно о Тартусском договоре, о силе действия которого недавно пыталась «напомнить» спикер эстонского парламента Хенн Пыллуаас. Возможно, что парламентарий все еще живет в том самом 1920 году, которым датируется не ко времени упомянутое соглашение, однако президент Кальюлайд заявила, что «у Эстонии нет территориальных претензий к своим соседям». Вероятно, президент Эстонской Республики меньше подходит под анекдотический стереотип, который так и всплывает, когда кто-то вспоминает Тартусский договор.

Популярное в

))}
Loading...
наверх