Свежие комментарии

  • Серж Прологов
    Для заЧСовского дерьма "НИК латиницей №3" Чё уже обосрался? Так быстро? И что-ж ты, ничтожество, лезло менторствовать?Лучшее средство п...
  • Stepan Miksuk
    Ты уже мне надоел со своим хамством и я от тебя избавился. Будь здоров.Лучшее средство п...
  • Серж Прологов
    Та ты чё? В Ин-нете? Давно? Мыло имеешь? Аху...ели, аху...елки на меня напали волки! Пидор сраный! У меня тоже и сайт...Лучшее средство п...

Путь к Победе: похоронка, карточка, приказ N227

Путь к Победе: похоронка, карточка, приказ N227

Коронавирус сдвинул дату юбилейного парада в России с 9 мая 2020-го на 24 июня. И вышло, что два парада – нынешний в честь 75-летия победы и легендарный 1945-го проходят в один день. Символично, однако... Что мы знаем о параде 1945-го? Жуков на белом коне, фашистские штандарты, брошенные к подножью мавзолея, легендарные Т-34 и даже собаки-миноискатели. Из-за дождя отменили авиашоу. Зато слезы не были видны. День Победы со слезами на глазах. И три его символа – похоронка, карточки, приказ «ни шагу назад».

 

Накануне парада 24 июня Минобороны России рассекретило архивы времен начала Великой отечественной войны, Там есть рапорт начальника Генштаба Георгия Жукова, в котором он констатировал, что противник упредил советские войска в развертывании. Сообщение о первой победе – 23 июня во Львовской области в районе Рава-Русская части 6-й армии, разгромив противника, восстановили положение, отбросив врага за госграницу. Да еще и уничтожили 50 самолетов.

 

Много рапортов советских командиров о первых боях Красной Армии с противником. Что-то вроде социологического опроса. Советские офицеры указывали на эффективное применение немцами минометов и хорошее взаимодействие пехоты с авиацией с помощью сигнальных ракет.

Но отмечали, что фашисты очень боятся штыковых атак и после наших криков «ура!» могут броситься в бегство. Кроме того, при появлении советских истребителей, даже одного, немецкие бомбардировщики уходили.

 

Кстати, первый приказ на вылет советской авиации на территорию противника был отдан через 20 минут после начала войны в 04.43 утра на северо-западе Литвы 7-й силами смешанной авиационной дивизии (САД). Налет был совершен на аэродромы Тильзит, Рагнит, Жилен, в Восточной Пруссии.

 

В 05.40 – после подготовки машин к вылету – с аэродрома Груджяй стартовали 27 бомбардировщиков 2-й, 3-й и 5-й эскадрилий 46-го полка. В 06.20 22 июня 1941 года шесть 100-килограммовых фугасных ФАБ-100 летят вниз на Тильзит. Это были первые бомбы Великой Отечественной войны, упавшие на Германию. Первый самолет успел вернуться. А следующий бомбардировщик немцы, придя в себя от неожиданности, уже сбили.

 

Так, с первыми минутами войны начались потери личного состава, и возникла необходимость информировать об этом близких погибшего. Самый страшный из всех документов Великой Отечественной войны. Официально он назывался «Извещение по форме N 4».

Путь к Победе: похоронка, карточка, приказ N227

 

В первые дни войны похоронки приходили в форме фронтовых почтовых треугольников на обычных, вырванных из тетради листочках. Поэтому с первого взгляда отличить похоронку от обычного письма с фронта было трудновато. Тревогу мог вызвать незнакомый почерк, но когда треугольник разворачивали, становилось понятно, что это такое.

Но потом рукописные похоронки заменили извещения о смерти военнослужащего на официальном бланке. Похоронка служила документом для обращения в военкомат для получения семьей погибшего военнослужащего пособий от государства. Правда, бюрократия советских военных лет парадоксально требовала оформлять документ в войсковой части, к которой был приписан военнослужащий. Очень часто этих частей уже не существовало – они были разбиты или расформированы. А родственники погибших жили в эвакуации или находились на оккупированной территории.

 

Еще один жизненно важный документ, особенно, для блокадного Ленинграда, – легендарные хлебные карточки. На самом деле они были продуктовыми, но в народе их называли хлебными. Карточное распределение продуктов было введено с июля 1941 года в Москве, Ленинграде и эвакуационных города. За бланк карточки взималась плата – 10 копеек. Отменили карточки только в декабре 1947 года.

Путь к Победе: похоронка, карточка, приказ N227

Самые страшные – ленинградские карточки, с постепенным уменьшением порции хлеба. Хронометраж голода. И под это дневники ленинградцев, выставленные в музее. Семейный ужин со щами на обойном клее (его добавляли, чтобы хоть как-то загустить кипяток с листьями капусты). Дуранда – жмых от муки. Когда и это закончилось, запаривали горчичники.

 

Сотрудники Всесоюзного института растениеводства умирали от голода в кабинетах, заставленных элитными семенами. А те, кто еще мог двигаться, ходили в кино, смотрели добрые советские комедии, и пытались как могли радоваться жизни.

 

Ленинград сумел выстоять и выжить в условиях блокады, в том числе благодаря удачной военной операции начала войны, известной специалистам как «Оборона Заполярья». О ней почти ничего не написано и не снято фильмов. Но мужества там хватило бы с лихвой на несколько битв.

 

В холоде, голоде, болотах, в тундре, на морском побережье, сравнительно небольшая военная группировка удерживала стратегически важный район Севера почти четыре года (!) – с 1941 по 1944 год. Если бы немцы взяли Мурманск, не было бы американских конвоев и шансов спасти голодающий Ленинград. Это была действительно недооцененная историей колоссальная военная удача для Советского Союза.

 

Но в целом начало войны оказалось трагичным, шокирующим и тяжелым. Отступление – массовым и хаотичным. У командования теплилась надежда, что ситуация будет переломлена через несколько месяцев – к зиме. Так в некотором смысле и вышло. Целый ряд удачных в целом операций – Орловско-Брянская, Вяземская, Можайско-Малоярославецкая, Калининская, Тульская, Клинско-Солнечногорская и Наро-Фоминская – привели к тому, что 5 декабря 1941 года Красная армия перешла в контрнаступление по всему фронту под Москвой, проведя при этом ряд успешных фронтовых наступательных операций и отбросила врага на 150-300 километров от столицы. Битва за Москву была выиграна.

 

Но на других фронтах дело шло плохо. Начало 1942 года отметилось поражением в Харьковской операции, рядом неудачных боев в районе Воронежа, на Дону и на Донбассе. С большими потерями отступали до Волги и Северного Кавказа. Немцы захватили густонаселенные и наиболее развитые промышленные и сельскохозяйственные районы СССР. На оккупированной территории осталось 70 млн. советских граждан и огромные стратегические ресурсы. Фактически СССР потерял перевес над Германией в людских резервах и запасах хлеба, дальнейшее отступление грозило государству гибелью.

 

И тогда появился один из самых сильных документов военных лет, беспрецедентный по глубине патриотического содержания и степени эмоциональной напряженности. О нем до сих пор спорят и по-разному оценивают. Это приказ N 227 известный в народе как «Ни шагу назад».

 

Текст приказа опубликовали в СМИ лишь в 1988 году, но он был широко известен, потому что его зачитывали в обязательном порядке всему личному составу Красной армии.

Путь к Победе: похоронка, карточка, приказ N227

 

Константин Симонов в своем дневнике «Разные дни войны» писал: «Мы... целый час, оглушённые, молчали после того, как прочли приказ. По-настоящему я пришёл в себя только через несколько дней в Москве. Все эти дни мне казалось, что течение времени прекратилось. До этого война наматывалась как клубок, сначала как клубок несчастий, потом, в декабре сорок первого, этот клубок как будто начал разматываться, но потом он снова начал наматываться, как клубок новых несчастий. И вдруг, когда я прочел этот приказ, словно всё остановилось. Теперь движение жизни представлялось в будущем каким-то прыжком – или перепрыгнуть, или умереть!..».

 

Мне много приходилось читать оценок, что Сталин хотел остановить бегство армии угрозой расстрелов и штрафбатов. Это далеко не так. Первоначальный текст приказа составил начальник Генштаба Александр Василевский на примере... аналогичного немецкого приказа, а патриотические и эмоциональные ноты добавил лично Сталин.

 

Идея штрафбатов действительно была позаимствована у противника. О ней узнали от пленных немцев. После зимнего поражения под Москвой немецкое командование сформировало более 100 штрафных рот из бойцов, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, поставили их на опасные участки фронта и приказали им искупить кровью свои грехи.

 

Так же были созданы специальные отряды заграждения, которые поставили позади «неустойчивых дивизий» и велели расстреливать на месте паникеров в случае попытки самовольного оставления позиций. В первом варианте приказа, который написал Василевский, была ссылка на немцев. Сталин ее вычеркнул.

 

Так что по сути ничего уникального в системе советских штрафбатов и загранотрядов не было. Разница заключалась в том, что Красная армия, отступая, оставляла родные земли, а фашисты двигались на чужие. Поэтому главное в приказе Сталина – это мотивационная часть.

 

О том, что территория СССР не безгранична. Нельзя отступать бесконечно. Что скоро страна останется «без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог». И тогда точно верная смерть. Поэтому выхода нет. Надо любой ценой остановить отступление.

 

Тем более, что (в приказе этого не сказано) бойцы уже поняли, что немецкие лагеря для военнопленных – это не санатории, и обещанное «хорошее отношение», на которое повелись некоторые пленные в начале войны – лживый миф. В общем, дело такое. Читайте приказ. Понимаю, что длинно. Но оно того стоит.

 

«Враг бросает на фронт все новые силы и, не считаясь с большими для него потерями, лезет вперед, рвется в глубь Советского Союза, захватывает новые районы, опустошает и разоряет наши города и села, насилует, грабит и убивает советское население. Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Северного Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными богатствами. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором.

 

Население нашей страны, с любовью и уважением относящееся к Красной Армии, начинает разочаровываться в ней, теряет веру в Красную Армию, а многие из них проклинают Красную Армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей, а сама утекает на восток.

 

Некоторые неумные люди на фронте утешают себя разговорами о том, что мы можем и дальше отступать на восток, так как у нас много территории, много земли, много населения и что хлеба у нас всегда будет в избытке. Этим они хотят оправдать свое позорное поведение на фронтах. Но такие разговоры являются насквозь фальшивыми и лживыми, выгодными лишь нашим врагам.

 

Каждый командир, красноармеец и политработник должны понять, что наши средства не безграничны. Территория Советского государства - это не пустыня, а люди - рабочие, крестьяне, интеллигенция, наши отцы, матери, жены, братья, дети. Территория СССР, которую захватил и стремится захватить враг, - это хлеб и другие продукты для армии и тыла, металл и топливо для промышленности, фабрики, заводы, снабжающие армию вооружением и боеприпасами, железные дороги.

 

После потери Украины, Белоруссии, Прибалтики, Донбасса и других областей у нас стало намного меньше территории, стало быть, стало намного меньше людей, хлеба, металла, заводов, фабрик. Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже теперь преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше - значит загубить себя и загубить вместе с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Родину.

 

Поэтому надо в корне пресекать разговоры о том, что мы имеем возможность без конца отступать, что у нас много территории, страна наша велика и богата, населения много, хлеба всегда будет в избытке. Такие разговоры являются лживыми и вредными, они ослабляют нас и усиливают врага, ибо если не прекратим отступление, останемся без хлеба, без топлива, без металла, без сырья, без фабрик и заводов, без железных дорог.

 

КОМАНДИРЫ РОТЫ, БАТАЛЬОНА, ПОЛКА, ДИВИЗИИ, СООТВЕТСТВУЮЩИЕ КОМИССАРЫ И ПОЛИТРАБОТНИКИ, ОТСТУПАЮЩИЕ С БОЕВОЙ ПОЗИЦИИ БЕЗ ПРИКАЗА СВЫШЕ, ЯВЛЯЮТСЯ ПРЕДАТЕЛЯМИ РОДИНЫ.

Из этого следует, что пора кончить отступление.

 

Ни шагу назад! Таким теперь должен быть наш главный призыв.

 

Приказываю: сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины.

 

 

Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, эскадрильях, командах, штабах.

 

Народный комиссар обороны СССР

 

И. СТАЛИН»

 

P.S. Кто бы что ни говорил, однако приказ «умри, но не сдавайся» подействовал. Из общего числа личного состава Красной армии – 34,4 млн человек, приговор суда получили 994 300 человек, 436 600 отправились в места лишения свободы после вынесения приговора. Через штрафные подразделения (роты и батальоны) за период с сентября 1942 по май 1945 прошло 427 910 человек. Не включены в статистику 212 400 дезертиров, которые сбежали с позиций и не были найдены, либо были направлены заградительными отрядами непосредственно к месту службы.

 

29 октября 1944 года приказом N 0349 заградительные отряды были расформированы в связи с существенным изменением обстановки на фронте. Личный состав пополнил стрелковые подразделения. До полного разгрома фашистов оставалось всего семь месяцев. Советская армия уверенно шла к победному параду 24 июня 1945 года.

 

Галина Акимова

 

Источник: http://versii.com/news/411660/

 

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх