Свежие комментарии

  • Владлен
    Да хрен с ним обнуленным . Главное Ирена знает!!!Это только начало...
  • Вячеслав Федчук
    Курва блудливая - давно мужика не имела - вот и бесится!!! - подведите ей ишАка бухарского (самаркандского) - он на г...«Наполеон в юбке»...
  • Van Van
    Чтобы мушка у Вас не сбивалась Александр специально подчеркнул (читайте что там в скобках написано внимательно) что э..."Сорос - это прес...

Демография, вопрос политики или морали?

Как спастись России без китайцев и африканцев или уже никак?

Демография, вопрос политики или морали?

Протоиерей Дмитрий Смирнов не первый раз за последние недели взбудоражил общественность. На этот раз он предложил одиноким женщинам из России искать женихов в Африке и Китае.

«Никаких проблем. Взять и уехать! Земля-то круглая», — заявил он в эфире радио «Радонеж».
Совсем недавно служитель Русской православной церкви обратил на себя внимание словами о том, что в России мужчины остались только в спецназе и прогнозом, что как государству нам осталось недолго.
«Это не кризис, а уже катастрофа. Украина, Беларусь, Россия вымирают. Нам вообще как государству русскому осталось лет 30. Всё. На европейской части мусульмане станут жить, а азиатская будет китайская», — сказал отец Дмитрий.
Дмитрий Смирнов с 2011 года возглавляет Патриаршую комиссию по вопросам семьи, защиты материнства и детства. И за его острыми словами слышна не менее острая боль. Он один из немногих публичных ораторов, кто прямо и последовательно говорит о ключевой проблеме нашей страны — демографической. В России катастрофически низкая рождаемость, и в том, что многие женщины не спешат заводить детей или вовсе отказываются от их появления, служитель церкви небезосновательно винит мужчин.

Сильная половина стремительно теряет мужественность и не вызывает доверие в качестве главы семьи.

Демография, вопрос политики или морали?

Отец Дмитрий служит настоятелем московского храма святителя Митрофана Воронежского, он столичный священник. И его суждения следует, в первую очередь, отнести к Москве и другим крупным мегаполисам, похожим на неё. В попытке задеть мужскую половину России можно предположить отчаяние протоиерея. Несмотря на высокий статус, авторитет и профильную работу в комиссии, он видит не результаты своих трудов, а продолжающееся уничтожение института семьи. И что делать, по всей видимости, не знает.
Спецназовцы, которых он приводил в пример, живут в особенных условиях, нетипичных для остального общества. Их концентрированная мужественность воспитывается в закрытой профессиональной среде, где она востребована и обеспечена. Оказавшись в обычном городе, военнослужащий либо постепенно утрачивает эти качества, либо испытывает психологические и другие проблемы. Примеров много, самый показательный и массовый — синдром участника боевых действий.

Похожие процессы происходят со всеми народами. Житель кавказской республики, переехав в столицу, спустя какое-то время меняет поведение до неузнаваемости. Он атомизируется, становясь песчинкой большого города, а не частью своего народа и семьи.

Этому есть простое объяснение — в крупном городе созданы условия, где нет (или почти нет) собственной территории, пространства, где нужно отступать от принципов, проявлять гибкость, подстраиваться. Здесь сведены к минимуму возможности устанавливать правила. Их диктует, контролирует исполнение, и подавляет волю в случае нарушений, более сильный член — государство.

Демография, вопрос политики или морали?
Мегаполис. Москва

Давайте посмотрим на географию стран с высокой рождаемостью. Мы увидим, что как государства они весьма скромные, а общества сохранили традиционный уклад. Демократическая Республика Конго, Гвинея-Бисау, Либерия, Нигер и Афганистан — мировые лидеры по коэффициенту рождаемости. Наиболее успешная страна бывшего СССР — Таджикистан. Вот кто мог бы показать нам пример. Население Таджикистана с 1950 года выросло в 5,8 раз, с полутора миллионов человек почти до девяти. Если бы Россия в эти годы развивалась такими темпами, в ней бы проживало 592 миллиона человек. Почти вдвое больше, чем в США.

Что нас отличает от Таджикистана? Высокая степень урбанизации, зарегулированность писаными и негласными правилами и законами, лишившими человека его прав, и превратившими жизнь в бесконечную гонку на выживание, борьбу. Русские и другие народы России нуждаются в укрытии и защите. Это возможно, у нас, опять же, есть примеры: успешный опыт республик Северного Кавказа, регионов с высокой рождаемостью, где те же самые российские законы не угнетают жителей. Всё, что нужно, — чтобы над законами возвышались моральные нормы.

Можно сколько угодно рассуждать о духовности и интересах народа, но эти слова мгновенно разбиваются о практику — денежные ценности и пласты западной культуры, которой мы насквозь пропитаны. Сейчас мы слабы и беззащитны. Ещё недавно смеялись над европейским мультикультурализмом, теперь сами — образец толерантности. Кого беспокоят иностранцы-соседи в подъезде? А развязное поведение российских болельщиц на международных соревнованиях? Вспомните, как сразу же осудили футболиста Погребняка за безобидный комментарий о появлении в сборной России нападающего Ари.

Демография, вопрос политики или морали?
Ари

На примере Москвы мы отлично видим свою неспособность защитить и гражданские права, когда, например, без исследований и обсуждений на территории огромного города внедряется потенциально опасный проект электронной школы, охватывающий все без исключения государственные учреждения среднего образования. В обход родителей и научной общественности, просто по воле власти. И лишь немногочисленная часть жителей отважилась что-то возразить, но и эти голоса не создают реального сопротивления — власть и надзорные органы их игнорируют.

А вот представьте населённый пункт, в котором проживают участники всероссийской конференции проблем цифровизации. Смогут ли там власти запустить цифровую школу? А установить повсюду видеокамеры, системы распознавания лиц, нейросети? Смогут ли поставить турникеты, заменить наличность банковскими картами? Или другие вопросы: накормят ли там голодного, согреют ли замерзшего? Как изменимся там мы сами, вернётся ли к мужчинам мужественность, а к женщинам — женственность?

При этом неважно, кто находится в этом городе или селе у власти. Чиновники, правоохранительные органы будут исполнять волю людей, которые там проживают.

Демография, вопрос политики или морали?
Кузьма Петров-Водкин. Весна (фрагмент). 1935

Проблема в том, что у русских нет таких населённых пунктов. Нет социума, который на практике защитит от глобальных тенденций. Изборский клуб живёт вовсе не в Изборске, конференции собирают единомышленников со всей России, а батюшка Дмитрий Смирнов острословит из Москвы. Хотя, казалось бы, пользуясь лексикой протоиерея, никаких проблем «взять и уехать» нет. Благо земля в глубинке для жителя столицы даровая, и даже хватает мест, где власти отдают за так опустевшие дома.

Более того, сами власти не способны создать подобное поселение. Такое под силу только духовным лидерам и моральным авторитетам, которые договорятся между собой и призовут людей туда, где можно блокировать глобальную агрессию. Поэтому, уважаемый отец Дмитрий, ключ от будущего России как раз у вас в руках.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх