Свежие комментарии

  • Valery
    Теперь я знаю, что такое бесконечность. Это ебанутость хохлов.В Киеве объявили ...
  • Людмила Михайловна
    Если Киеву надоело жить, пусть попробуют.Донбасс – не Кара...
  • Владимир Витковский
    При любом раскладе- не повторять слабости, как в котлах...Донбасс – не Кара...

Операция «Висла» как следствие бандеровского террора

Операция «Висла» как следствие бандеровского террора

В нынешнем году исполнилась 73-я годовщина с момента начала операции «Висла» по принудительному выселению украинского населения из юго-восточных регионов Польши на северные и западные территории, ранее входившие в состав Германии и переданные Польской Народной Республике (ПНР) по итогам Второй мировой войны.

В этой связи Объединение украинцев в Польше (ОУП) потребовало от Сейма Польши осуждения данной акции как «коммунистического преступления, которое не имело никакого обоснования», тогда как в действительности подлинным катализатором такого решения послужила преступная деятельность ОУН-УПА, против которой и боролась ПНР с целью ликвидации нацистских недобитков на территории послевоенной Польши.

 

Как известно, операции «Висла» предшествовало соглашение о начале переселения из ПНР в УССР этнического украинского населения, составлявшего хозяйственную, мобилизационную и социальную базу для бандеровского бандподполья, для ликвидации организационной сети ОУН-УПА на территории Польши.

Соответствующий документ «Об эвакуации украинского населения с территории Польской Народной Республики и польских граждан с территории УССР» был подписан 9 сентября 1944 г. между правительством Украинской советской социалистической республики (УССР) и польским Комитетом национального освобождения.

Безусловно, никто и не собирается оспаривать тот очевидный факт, что массовое выселение украинского населения с польской территории является трагедией нашего народа, ведь зачастую этот процесс происходил именно в форме принудительной депортации, которая сопровождалась репрессиями против мирных жителей.

В то же время нельзя отрицать и другой очевидный факт, что часть этнических украинцев переселилась на территорию УССР в добровольном порядке: с этой целью были созданы польско-украинские комиссии, в полномочия которых входил сбор заявлений от местного населения о выезде, подготовка списков переселенцев и эвакуационных карт, организация транспорта, и т.п.

При этом кампанию по «обмену населением» закономерно попытались сорвать боевики ОУН-УПА: 9 сентября 1945 г. проводник УПА в Польше полковник «Орест» издал приказ о начале боевых действий против комиссий по переселению и польских войск, которые сопровождали депортированных, и о сжигании опустевших поселений с целью задержки их заселения поляками. Помимо этого нападениям УПА подвергались железнодорожные линии, станции, мосты и путепроводы.

Тем не менее, кампания состоялась: в ходе проведения акции было переселено около 480 000 человек (122450 украинских семей), в том числе: из Краковского воеводства – 21 776 человек, из Ряшевского воеводства – 267 790 человек, из Люблинского воеводства – 190 734 человека. 6 мая 1947 г. правительства ПНР и СССР объявили совместное заявление об окончании переселения поляков с территории УССР в Польшу и украинского населения с территории Польши в УССР.

Но если на территории УССР крупные вооруженные формирования ОУН-УПА были ликвидированы к лету 1945 г., то находившиеся в стадии формирования польская милиция и силы безопасности не были способны эффективно противодействовать бандеровскому террору: на территории ПНР продолжали действовать крупные подразделения украинских националистов, которые контролировали целый ряд районов.

В этих условиях и было принято решение о начале операции «Висла» по выселению украинского населения из юго-восточных регионов Польши на северные и западные территории, ранее входившие в состав Германии, с целью ликвидации УПА и организационной сети ОУН(б) на территории Польши.

Как известно, в 1945 г. на Потсдамской конференции восточные границы Германии были перенесены на запад по линии рек Одер-Нейсе, в результате чего в состав Польши вошли такие немецкие земли как западная часть Восточной Пруссии с г. Данциг (нынешний Гданьск), Померания с г. Штеттин (нынешний Щецин), Нижняя Силезия с г. Бреслау (нынешний Вроцлав), Восточный Бранденбург (нынешнее Любуское воеводство).

Операция была начата в 4 часа утра 28 апреля 1947 г. оперативной группой войск «Висла», созданной 17 апреля 1947 г. и реорганизованной 28 июля 1947 г., на территориях Жешувского, а затем и ряда районов Люблинского и Краковского воеводств Польской Республики. Одновременно проводилось принудительное переселение в западные и северо-западные воеводства Польши проживавших на юго-востоке страны украинцев и смешанных семей, которые, по информации органов безопасности Польши, составляли хозяйственную, мобилизационную и социальную базу для ОУН(б) и УПА.

До 29 июля 1947 г. в 5 воеводств было переселено 137 833 человека, из них в Щецинское воеводство – 46 118, в Ольштинское воеводство – 58 367, Вроцлавское воеводство – 20 938, Познанское - 7345, Гданьское воеводство – 3929. По завершении операции «Висла» бандеровское бандподполье практически полностью прекратило свое существование в Польше: в начале осени 1947 г. структуры ОУН-УПА формально были распущены Романом Шухевичем как «полностью утраченные» на польской территории.

Следует также отметить, что параллельно с операцией «Висла», в соседней Чехословакии летом-осенью 1947 г. проводилась операция «Акция Б», в ходе которой подразделения чехословацких вооруженных сил и служб безопасности действовали на перехват сводных отрядов УПА, которые пытались прорваться из Польши в американские зоны оккупации в Австрии.

В ходе операции часть подразделений УПА были разгромлены, более 100 человек было взято в плен и затем передано польской стороне, часть виновных в преступлениях на чехословацкой территории были осуждены на месте. Всего в американскую зону оккупации удалось просочиться нескольким мелким группам ОУН-УПА общим числом от 200 до 300 лиц.

И здесь необходимо особо подчеркнуть, что нельзя огульно записывать чуть ли не всех без исключения жителей Западной Украины в пособников нацистских коллаборационистов из ОУН-УПА: согласно захваченным отчетам ОУН(Б), отношение местного населения к бандеровскому бандподполью в ряде местностей, населенных лемками, было «как к людям, дезертировавшим из Красной Армии, чем-то провинившимся перед властью, и не имея другого выхода ушедшими в лес».

«К нашему движению относится с недоверием и опасением... В целом население не считает, что наше движение имеет какой-либо вес и не верит в успех нашего дела», - говорится в отчетах. Также среди украинцев, проживавших в Польше, встречались и более резкие оценки: «в УПА находится много немецкой полиции, персонала СС, которые, спасая себя, привлекают к своему делу и других». Эти выводы они делали, видя тех, кого они помнили по немецкой полиции и из рассказов о «жизни в СС и на немецком фронте».

Тем не менее, в 1944 г. в условиях военного времени, когда был заключен договор между УССР и Комитетом национального освобождения о взаимном обмене населением, и в 1947 г. уже в послевоенный период, когда власти ПНР организовали операцию «Висла» по перемещению украинского населения на свои новые земли, ранее входившие в состав Германии, никто не стал разбираться, кто из местных жителей принадлежит к ОУН-УПА, кто симпатизирует этому фашистскому движению, а кто готов сопротивляться гитлеровским пособникам, приняв решение о тотальном выселении этнических украинцев в УССР либо же на северо-запад Польши.

К сожалению, как это часто бывает в мировой истории, именно мирные граждане становятся главными жертвами вооруженных конфликтов, оказываясь между молотом и наковальней в условиях боестолкновений противоборствующих сторон. Это и произошло с нашими соотечественниками, которых фактически поголовно объявили действующими или потенциальными участниками бандеровского бандподполья, хотя жители Западной Украины внесли существенный вклад в победу советского народа в Великой Отечественной войне в качестве военнослужащих Красной Армии, бойцов истребительных батальонов и агентов-боевиков НКВД.

Однако, что бы там не заявляли доморощенные фальсификаторы истории, очевидно одно: первопричиной решения о депортации украинского населения является бандеровский террор, пиком которого стало массовое истребление в 1943 г. гражданского населения на Волыни нацистскими пособниками из ОУН-УПА, уничтожившими порядка 100 тысяч лиц польской национальности. И если бы власти социалистической Польши не пошли на такой шаг, при всей противоречивости этого решения, то совершенно не исключено, что местные жители устроили бы тотальную этническую чистку украинского населения в отместку за Волынскую резню и сегодня мы бы вспоминали жертв польского геноцида, а не польской депортации.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх