Свежие комментарии

  • ОЛЕГ ОЛЕГ
    нет , не единственный ... Есть ещё такой интересный человек , как -Авигдор Эскин . А если ещё покопать , то евреев , ...Кедми напомнил По...
  • Valeri Mats
    Ты так поговорить на лавочке .Или есть конкретика.Чо стесняешься озвуч. Просвети нас темных.Соловьев удивил р...
  • Сергей Торопчин
    Кедми напомнил По...

Как Павел Афанасенко в ВОВ стал невольным свидетелем геноцида

Как Павел Афанасенко в ВОВ стал невольным свидетелем геноцида

Пенсионер из белорусского Гомеля рассказал, как ему пришлось стать свидетелем ужасной расправы.

Павел Афанасенко родился в 1933 году в деревне Будище Чечерского района. В начале войны ему исполнилось 8 лет. Уже тогда их район был полностью оккупирован немцами.

Фашисты сразу обложили деревенских продуктовой повинностью. Больше всего они любили коровье молоко, которое по очереди доставляли им с каждого двора.

В годы ВОВ немцы сделали Будище своим опорным пунктом. Недалеко от деревни действовали и партизаны.

"Командиром партизанского отряда был Филиппов, хорошо помню его. Мне поручения давал Евхим Фомченко, по его заданию мы ходили и узнавали, что и как у немцев, сколько их. Немцы на нас, детвору, внимания не обращали", — рассказал Павел.

Ему тоже иногда приходилось на телеге возить молочные бидоны немцам. Однако если по дороге ему встречались партизаны, отдавал молоко им. Бывало и наоборот: когда юный Павел доставлял продукты в партизанский отряд, встречал немцев и вынужденно отдавал им паёк.

Еды в деревне совершенно не было, и приходилось искать хоть что-то в окрестностях. Например, выручали птичьи гнезда. В них находили маленькие яйца, которые жарили и ели.

Всякое он видел с детства, однако свидетелем самого страшного стал случайно.

Однажды бродивший недалеко от деревни Павел с друзьями услышали звук моторов. Они затаились в кустах и стали наблюдать.

Несколько тяжелых немецких грузовиков остановились на лесном проселке. Оттуда вытолкали целую толпу людей с желтыми нашивками на одежде. Дети, женщины, старики – все там были.

Подкативший бульдозер вырыл прямо на дороге глубокую яму.

"Загнали всех евреев в яму и бульдозером закопали! Даже не расстреливали — так живьем землей и закидали. Трактор походил сверху по ним. Они, бедные, сильно очень кричали. Вот и все…", —до сих пор не может вспоминать случившееся тогда без волнения свидетель геноцида.

В Гомельской области до войны проживало около 70 тысяч евреев. Конкретно в Чечерске они составляли 20% населения. Приход нацистов заставил евреев концентрироваться в гетто. В Гомеле таких гетто было 4. Все они (около 4 тысяч людей) были уничтожены.

Даже когда немцев прогнали красноармейцы, жизнь в деревне долго оставалась тяжелой. Дом семьи Павла сожгли. Голод, эпидемии, бандитизм – всё это ему пришлось пережить.

После войны он пошел работать в колхоз. Служил в армии — в Германии. Отучился в школе механизации, женился и уехал на целинные земли в Кустанайской области (с супругой Павел до сих пор вместе, сейчас пенсионеры живут в Гомеле).

"На целине первое время волосы примерзали, когда спали в палатке. Потом построили дома, и все стало хорошо. А как весело было! Сейчас молодежь этого не знает", — с грустью отметил Павел.

Потом он долго работал водителем автоколонны, обслуживающей, в случае необходимости, нужды Советской Армии.

Однако то, как фашисты заживо закопали толпу людей, осталось одним из самых тяжелых его воспоминаний.

Картина дня

наверх