Свежие комментарии

  • Катерина
    Да...кстати.... насчёт рабства.... Самое отвратительное рабство было у нас. Русские русских в карты проигр...Раса вместо класса
  • Валерий Федосеев
    Это был Евросоюз #1 с хитрожопыми пиндосами. Через сто лет история повторяется Евросоюз #2 с оскалом на Россию...Колыбель европейс...
  • Сергей Фролов
    Перекрыть к чёрту газовые трубы и пускай Европа замерзает с хохляндией но своему реверсу... У какого то Навального не...Соловьев удивил р...

Кому не страшен мохнатый шмель

Кому не страшен мохнатый шмель

Тут вот наследник великих датских сказочных традиций Ганс-Христиан Расмуссен гордо поведал нам, что «все двадцать восемь стран НАТО занимают единую позицию и отвергают российскую агрессию». Что совсем удивительно — мы со сказочником и «всеми двадцатью восемью странами НАТО» в этом вопросе абсолютно совпали: мы тоже отвергаем «российскую агрессию». Как все нормальные люди отвергают любое искажение действительности.

Раз агрессии нет, то и всякий треп о ней нужно решительно отвергнуть.

И вот чем хороши буквальные переводы — дальше обер-евроатлант говорит: «Я с нетерпением жду успешной встречи в верхах в Уэльсе, где мы еще больше упрочим жизненно важные узы, связывающие Америку и Европу». Так и представил себе его, с нетерпением подростка на первом свидании ждущего, как бы ему поскорее узы упрочить…

Хотя про узы — это он вовремя. А то уже дошло до того, что стали американских шпиёнов ловить аж в Германии. То есть мало им прослушки бундесканцлериного интимофона, так еще и штирлицев своих внедряют в Рейх. Страшный Путин подтянул атлантические узы, потому как совсем разболтались они в последнее время.

Хотя не все рады в Европе. Некоторые вполне приличные евролюди огорчились и искренне нам пеняют: чего вы завелись?

Ну хотелось ребятам пошалить, переворот устроить. Бывает это у подростковых наций. Но мы-то с вами взрослые и серьезные партнеры. Признали бы себе майдан по-тихому, те побесились бы с факелами и прыжками — да и утихли бы. А мы бы их демократии поучили бы. Глядишь — и русским на Юго-Востоке перепало бы.

А вы бы газку подбросили на новую жизнь. И с вами мы бы тоже договорились по чему-нибудь приятному — по визам, потоку северо-южному. Даже вашей базе в Севастополе немножко дали бы посуществовать. Пока ваше население бы тихо не заметило ее потери через пяток-другой лет…

Так ведь нет — уперлись, с Крымом провернули то ли аннексию, то ли агрессию — страшное название еще не придумали на те случаи, когда население не восстает против оккупанта, а ждет его к себе на отдых.

Тут штука в том, что они привыкли (мы их приучили) к тому, что Россия как бы третий лишний во всех евроделах. ПРО — это наше дело. Расширение НАТО — вас не касается. Цветные революции — это звонок-приглашение только Западу, Россия пусть отдыхает. Есть бородатый анекдот: «В групповом сексе участвовать будете? — А в каком составе? — Вы, ваша жена, и я. — Нет, конечно! — Хорошо. Тогда мы вас вычеркиваем».

Именно по этой схеме предлагалось строить диалог с Россией. «Мы тут майдан организовали, по геополитической переориентации Украины на нас. Вы поддерживать будете? (рекомендуется) — Разумеется, нет!! — О.К. Тогда вас вычеркиваем, просьба не вмешиваться».

Это искренне считалось честным предложением и равноправной дискуссией.

Когда Россия предлагала делать что-то в трехстороннем формате: совместную ПРО, общую архитектуру евробезопасности, эксплуатацию украинской ГТС на троих и т.п. — все это отметалось, не глядя. «Нет-нет, брать обеих жен в групповой секс нам неинтересно. Давайте, пусть моя дома сидит, а вот вашу обобществим. Не нравится? Ну как хотите, тогда — без вас».

Но Путин, наконец, не выдержал таких мезальянсов (может, потому что развелся и оказался вне посягательств на брачные узы?). Доходчиво так, на примере Крыма объяснил, что это таки нас касается. За что немедленно был подвергнут санкциям. Потому как это не по правилам: тебя же вычеркнули.

Но гнусность ситуации не только в отношении к нам (мы привыкши), но и в том, что Украину разводили как неопытную девицу. Как Сергей Сергеич Паратов с шиком прокатили на «Ласточке» по майдану, кормили печеньками и песнями про тучных и мохнатых еврошмелей, да про цыганскую дочь за любимым в ночь — но в жены-то не взяли.

17 глава Евангелия от Луки начинается мудрыми словами: «Невозможно не прийти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят». Обещавшие украинцам всеобщую дольче виту прекрасно знали, что это — чисто маркетинг. Клиент должен сформировать в себе потребность и подсесть на нее до полного «хочу — кушать не могу». Но ни с того, ни с сего Россия, наконец, взяла, да и напомнила про Божий суд наперсникам разврата. Не то, чтобы они так резко одумались и покаялись. Больно уж всё запущено. Слишком уж соблазнение на поток поставлено. Однако уже не безнаказанно и уже не по-тихому.

И знаете, чему про себя — не вслух, конечно — завидуют наши небратья больше всего? Тому, что мы практически одни в мире вот так запросто можем послать всемогущую НАТУ со всеми ее 6-ми флотами и «Бурями в штанах». Что нам не нужно судорожно искать, кому себя продать подороже, или под кого лечь в обмен на обещание жениться в (ну очень) далеком будущем за (ну очень) хорошее поведение.

За это свое право быть не стадом, а пастухом, мы бились 2/3 своей истории, но оно того стоило. Потому что свобода — это не только когда есть виза и сплошной «Дождь» по всем каналам. А это когда ты не унижаешься до печенек из чужих рук за умение стоять на задних лапках.

Тут кто-то удивлялся — чего, мол, мы дали агреман американскому конструктору майданократий? Чай, не ведаем, зачем он сюда едет? Да вот именно поэтому и дали: ведаем, да не боимся — пущай едет и пробует. У нас хватает проблем, но они иного порядка. Мы уже давно выросли из украинских штанишек веры в доброго дядю, который ну абсолютно просто так зовет девицу покататься на его большой черной машине.

Всё, гуд бай, 90-е.

Олег Одинцовский

Картина дня

наверх