Последние комментарии

  • Юрий Краснокутский
    Вообще-то на фото похоже больше на крематорий... В Британии детям пригрозили газовой камерой за невыполненную домашку
  • Anatolii Kondratenko
    И чему у них учиться ? Географию учил? или только Африку и помнишь? Кстати Китай их всех перегнал.Сколько стоил России уход от доллара?
  • Вячеслав Прилуков
    в россии это блюдо называется ЩИ.И до борща добрались: Запад нашел новую «российскую пропаганду»

Социальных проблем мы уже не избежим – Максим Орешкин

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин дал развёрнутое интервью Алексею Венедиктову в эфире «Эха Москвы». О том, какие катаклизмы ждут отечественную экономику в ближайшие годы, чем страшна закредитованность населения и почему так важно подбирать грамотных управленцев, рассказывает портал profiok.

com.

Потребительские кредиты: безболезненно не получится

Максим Орешкин сообщил, что в последнем квартале прошлого года каждый третий потребительский кредит был выдан людям, у которых и так 60 процентов месячного дохода уходит на выплату по кредитам.

По словам Орешкина, общий объём потребительских кредитов составляет 8 трлн рублей, а общий прирост задолженности за последний год составил 1,8 трлн рублей. Чтобы можно было представить себе, насколько велика эта сумма, министр предложил попробовать разделить её на общее число российских граждан – чуть менее 150 миллионов человек. Получилось, что в среднем долг каждого гражданина нашей страны, включая подростков, стариков и инвалидов, только за 2018 год вырос на 10 с лишним тысяч рублей. При этом, как сообщил недавно Росстат, средняя (медианная) зарплата в стране находится на уровне 30-35 тысяч рублей. Очевидно, что люди не смогут самостоятельно выбраться из этой кредитной ямы.

«Для конкретного человека это трагедия, за ним будут бегать коллекторы», – признал министр, призвав «уже сейчас думать о механизмах помощи таким людям». По мнению Орешкина, стоит задуматься о том, чтобы государство «подставило плечо» тем, кто на самом деле в этом нуждается. Как с валютной ипотекой: помогали не тем, кто купил очередную квартиру, а тем, кто заложил последнее жильё.

Социальных проблем мы уже не избежим – Максим Орешкин«Об этих механизмах нужно думать сейчас, а не тогда, когда эта проблема станет яркой и будет бить сильно по людям», – подчеркнул остроту положения министр, добавив, что «безболезненно уже точно не получится». Интересно, что призыв был сформулирован, как это часто бывает у Максима Орешкина, безадресно. То есть из речи министра совершенно невозможно понять, кто именно будет придумывать механизмы и спасать ситуацию. Если бы не было доподлинно известно, что Орешкин входит в правительство, догадаться об этом по его высказываниям невозможно.

Более того, Орешкин, судя по всему, понимает, что глобально этой проблемой никто и не собирается заниматься. «Очевидно, уже объём проблем, в том числе, социальных, накоплен, мы их уже не избежим», – констатировал министр. По его словам, сейчас нужно сосредоточиться на том, чтобы не усугублять эти проблемы. Например, нужно «притормаживать» объём потребительского кредита. Следуя этой логике, людишкам пора переходить на макарошки, ведь для них и холодильники не нужны. 

Игра в музыкальные стулья: до 2022 года не дотянем

Социальных проблем мы уже не избежим – Максим ОрешкинПо словам Максима Орешкина, ситуация с потребительскими кредитами на сегодня выгодна банкам: чтобы выплатить проценты по кредиту в одном банке, люди берут кредит в другом (открыл Америку... у нас только банки и зарабатывают – прим. profiok.com). Министр сравнил ситуацию с игрой в музыкальные стулья. Суть игры в том, что участники бегают по кругу, пока играет музыка. Как только музыка перестаёт звучать, нужно успеть быстро занять свободный стул. Только вот стульев, как выясняется, на всех не хватит.

Пока банки получают прибыль от выдачи новых кредитов, а люди вынуждены залезать в новые долги, ситуация будет только ухудшаться. По признанию Орешкина, «любая такая история в определённый момент заканчивается». В какой-то момент людям, которые и так несут высокую долговую нагрузку, просто перестанут выдавать новые кредиты. Из-за этого они перестанут платить по имеющимся кредитам. Как только банки обнаружат, что у них растёт «просрочка», они прекратят выдавать новые кредиты. И сразу после этого объём просрочки снова вырастет.

Подобная ситуация уже возникала в начале 2000-х в США. Там обвал ипотечного рынка буквально «завалил» всю экономику.

Рынок потребительского кредитования, конечно, не так велик по объёму по отношению к экономике страны. Но выпадение из оборота даже такого объёма средств обернётся сильным ударом по спросу.

«Вряд ли Центральный банк через денежную кредитную политику быстро сможет компенсировать такой резкий провал, и экономика точно провалится в рецессию, – считает Орешкин. – Если ничего не делать, регулирование не менять, этот момент настанет в 2021 году».

Орешкин тут же подчеркнул, что ситуация полностью относится к зоне ответственности Центробанка: «Они сами принимают решения и несут за них ответственность».

Надо сказать, одно решение уже принято: с 1 октября текущего года вводится ограничение для банков. Отныне при выдаче кредита будет учитываться соотношение размеров платежа к доходу заёмщика, а значит, неплатежеспособные граждане новых кредитов получить не смогут.

Но эта мера, по оценке Орешкина, позволит разве что «не мультиплицировать проблему». Но этого мало: нужно «потихонечку сдувать» образовавшийся пузырь, чтобы он «не лопнул и не забрызгал всех вокруг».

По оценке Минэкономразвития, если не предпринимать никаких мер, в 2021 году проблема «в любом случае взорвётся». «До 2022 года мы уже не дотянем», – заверил Максим Орешкин.

Министр заверил, что некие предложения уже подготовлены и будут обсуждаться с правительством и Центробанком. То есть пока даже не обсуждались. И правда, куда спешить? До 2021 года ещё так далеко!

Стабильность достигнута, дело за платформой

Социальных проблем мы уже не избежим – Максим ОрешкинКак уверяет Максим Орешкин, зависимость отечественной экономики от глобальных экономических проблем в последние пять лет значительно снизилась. Для иллюстрации министр сравнил текущую ситуацию с 1985 годом, когда Советский Союз, мягко говоря, тяжело пережил падение цен на нефть.

Сегодня российский бюджет рассчитан исходя из цены 40 долларов за баррель нефти. Соответственно, как отметил Орешкин, падение с 80 до 60 долларов проходит для нас безболезненно, в то время как в 2013-2014 году экономика могла сохранять устойчивость только при цене 110 долларов за баррель.

«Те макроэкономические, структурные реформы, которые мы делали – бюджетное правило, механизм покупки и накопления валюты в суверенных фондах, инфляционное таргетирование, плавающий валютный курс – весь этот механизм нам сейчас обеспечивает большую изоляцию от колебаний внешней истории», – подчеркнул министр.

Тем не менее, совсем не зависеть от происходящего в мире Россия не может: от падения цен на нефть мы защищены, а на уголь – нет. По словам Орешкина, когда две крупнейшие экономики мира – США и Китай – начинают бороться между собой, «глобальной экономике лучше не становится». Но это, как говорит министр, «краткосрочная история».

А долгосрочная история связана с самоопределением нашей страны в глобальном экономическом пространстве. России предстоит ответить на вопрос, будет ли она создавать собственную платформу развития или станет частью чьей-то платформы.

Казалось бы, ответ очевиден. Недаром президент в послании говорил, что для сохранения суверенитета России необходима собственная платформа развития. Но здесь министр экономического развития напустил тумана. По его словам, проблематика России заключается в том, что она меньше Китая и по объёму экономики, и по численности населения (удивил! – прим. profiok.com), а для устойчивости платформы нужен рынок и большое количество вовлечённых в неё людей (Чтобы начать развиваться, нам надо стать Китаем? Значит, существование Минэкономразвития, по крайней мере, под руководством Орешкина, – утопия – прим. profiok.com). Как именно Минэкономразвития планирует выходить из положения, Орешкин так и не рассказал, несмотря на настойчивые расспросы Алексея Венедиктова.

Впрочем, министр сохраняет оптимизм: «Проекты уже придуманы, работа по ним ведётся».

Производительность труда: волшебной палочки не существует

Социальных проблем мы уже не избежим – Максим Орешкин«Долгосрочный уровень безработицы у нас довольно низкий», – констатировал Максим Орешкин, которому, безусловно, удобнее мыслить глобальными категориями (да-да, все устроены, работают, счастливы, только кредиты зачем-то берут – прим. profiok.com). По словам министра, сегодняшняя ситуация на рынке труда «лучше, чем в большую часть периода времени за последние 10-20 лет».

При этом Орешкин признаёт наличие так называемой скрытой безработицы, то есть наличие большого количества рабочих мест низкого качества. Удивительно, но о том, куда подевались 25 миллионов высокопроизводительных рабочих мест из майского указа 2012 года, уже никто и не вспоминает.

Вторая проблема, связанная с рынком труда, относится к региональным диспропорциям. В стране есть регионы с традиционно высокой безработицей, куда люди приезжают работать вахтовым методом.

Наконец, третья проблема, как отметил Орешкин со ссылкой на данные HeadHunter (своих у МЭР нет? – прим. profiok.com), связана с сокращением количества вакансий. «Это один из сигналов нехватки совокупного спроса в экономике, – поставил диагноз министр. – Но это краткосрочная история». Что ж, видимо, не стоит беспокоиться. Сокращают предприятия штат – и ладно. Подождём, ведь в экономике вот-вот начнётся рост.

Рост, в свою очередь, связан с производительностью труда. Алексей Венедиктов обратил внимание, что о проблемах с производительностью говорится на протяжении многих лет, но позитивных изменений в этой сфере не происходит.

«Потихонечку растёт, но кардинального сдвига, конечно, нет», – так охарактеризовал ситуацию с производительностью Максим Орешкин.

Социальных проблем мы уже не избежим – Максим ОрешкинПо его словам, волшебной палочки, которая изменила бы ситуацию в целом, не существует. Чтобы картина менялась, должны происходить изменения сразу в нескольких сферах. Во-первых, нужны инвестиции и модернизация, то есть внедрение нового оборудования, технологий и решений. Во-вторых, нужно повышать качество человеческого капитала – совершенствовать квалификации, приводить их в соответствие с современными стандартами и так далее.

Третья проблема, по мнению Орешкина, связана с квалификацией управленцев. Нужны люди, которые смогут эффективно «совмещать квалифицированных людей с капиталом», то есть грамотно строить работу квалифицированных кадров и умело распоряжаться привлечёнными средствами. Именно на это направлен нацпроект «Производительность труда», напомнил министр. Самый быстрый эффект здесь может дать системное внедрение технологий бережливого производства: результат даёт просто правильная организация процесса даже без инвестиций и серьёзного переобучения сотрудников. По словам Орешкина, 60 процентов предприятий, на которых внедрили эти управленческие практики, показали 10-процентный рост производительности.

«Правильная организация процесса ведет к иному качеству, – постулировал Орешкин. – Посмотрите на Москву, как она меняется. Конечно, при этом ещё и объём инвестиций идёт сумасшедший».

Выходит, прав министр. Технологии бережливого производства – вовсе не волшебная палочка. Оказывается, ещё и инвестиции нужны.

Государство и экономика: рынок не работает

Несмотря на то, что разговор с Максимом Орешкиным проходил в эфире либеральной радиостанции, министр был вынужден признать, что сама по себе экономика, к сожалению, не развивается. А если и развивается, то не так, как хотелось бы.

«Идеям об экономике, где государство никоим образом не участвует, уже несколько сот лет, и они доказали свою неэффективность», – заявил Орешкин.

Принцип «отдать всё на откуп рынку», увы, не работает (работает, но только на конкретного капиталиста, а не на государство – прим. profiok.com). По словам министра, на сто процентов частным не может быть ни образование, ни здравоохранение, ни строительство крупных инфраструктурных объектов. Влияние государства требуется и в других сферах, где рынок не справляется.

При этом каждая страна уникальна, и поиск баланса между рыночными принципами и государственным влиянием всегда индивидуален.

«У нас где-то государство зашло слишком далеко, а где-то до сих пор присутствует недостаточно эффективно», – констатировал министр. По его мнению, нужно максимально избавляться от ручного управления и вводить институты и общественный контроль.

Зачем нам министр рецессии?

«Зачем нам вообще министр рецессии? – задался недавно вопросом лидер думской фракции «Справедливая Россия» Сергей Миронов. – Может, нам нужен министр экономического роста?»

О том же говорит телеведущий Владимир Соловьёв: «Орешкин так яро пиарится, что уже даже и неловко спрашивать, когда и как он собирается реализовать задачи, стоящие перед его министерством. Кто-нибудь помнит или знает, как зовут китайского «Орешкина»? А темпы роста китайской экономики в разы выше российской…»

Роланд Шарифов«Меня в интервью Орешкина поразило отсутствие конкретики, – говорит директор Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Роланд Шарифов. – О том, что для роста производительности нужна модернизация, знает любой первокурсник экономического вуза. От министра хотелось бы услышать, что именно он собирается предпринимать, в какие сроки, кто будет отвечать за принятые решения, какие инструменты, кроме бережливого производства, ему известны, и так далее. Он же предпочитает проводить ретроспективный анализ и объяснять, как возникла та или иная проблема.

Орешкин вообще не упоминает о том, что если бы росли доходы населения, если люди были бы обеспечены работой и достойной зарплатой, то их многочисленные кредиты были бы не так страшны. Люди берут кредиты, потому что им не на что жить. Так что беда не только в обнаглевших банках. Но и с банками вышло как-то вяло: например, Орешкин не заикнулся даже о гипотетической возможности запретить им устанавливать грабительские проценты по кредитам или бесстыдно навязывать эти кредиты через рекламу и смс-рассылки. На мой взгляд, Минэкономразвития, отвечающее за экономический рост, должно добиваться от Центробанка смягчения кредитной политики, а не прекращения выдачи кредитов. Тем более, если министр публично признаёт необходимость государственного вмешательства в сложных экономических ситуациях. Пожалуй, это именно тот случай.

Вообще глава Минэкономразвития выдаёт полный набор лозунгов для грамотной оппозиции. Не случайно для своих откровений он выбрал «Эхо Москвы» (да-да, только нет у нас конструктивной оппозиции  – прим. profiok.com).

В чём я полностью согласен с министром, так это в том, что успех любых преобразований серьёзно зависит от грамотности управленцев, которые проводят эти преобразования. Интересно только, относит ли он этот тезис к себе?»

Надеемся, что об этом Орешкина спросят в Совете Федерации, где он выступит 25 сентября в рамках «правительственного часа». На заключительном пленарном заседании весенней сессии сенаторы решили заслушать министра на первом же осеннем пленарном заседании. Речь пойдёт о среднесрочных тенденциях и прогнозе социально-экономического развития РФ на ближайшие три года. 

 

 

 

Для полноты картины читайте публикации profiok.com:

 

 
 
 
 
 



Источник: https://profiok.com/news/detail.php?ID=9453#ixzz5v5sVGnYz

Популярное

))}
Loading...
наверх