Свежие комментарии

  • grainvn
    А те "историки", с которыми Глазьев ведет полемику, занимаются своим делом и качественно? Вот в этом то и дело. Во мн...Продолжаем разбир...
  • ГусЕна
    :)Продолжаем разбир...
  • ГусЕна
    Ты сам хоть понял на какой вопрос он хочет пооучить ответ:)Продолжаем разбир...

Что Запад приготовил для Молдовы? Эксперты – об угрозе нового "цветного переворота"

Что Запад приготовил для Молдовы? Эксперты – об угрозе нового "цветного переворота"

Директор Службы внешней разведки России Сергей Нарышкин предупредил о подготовке Вашингтоном «цветной революции» в Молдове в случае победы в президентских выборах РМ Игоря Додона.

 

Тема молдавского майдана обсуждается уже давно – к этому подталкивают события в Минске и Бишкеке. Многое указывает на то, что и Кишинев находится на грани серьезной дестабилизации.

 

Эксперты, комментируя заявление Нарышкина, рассказали «ПолитНавигатору» о нюансах ситуации – о протестном потенциале в Молдове, о том, кому внутри страны выгодны потрясения, о балансе сил геополитических игроков на молдавском направлении.

 

Александр Кориненко, политолог (Кишинев)

 

Согласно социологическим опросам и настроениям граждан в Молдове, на президентских выборах победу одерживает Игорь Додон. Вопрос только в одном: в первом или во втором туре. Большим просчетом проевропейцев была ставка на бывшего премьер-министра Майю Санду, только поняли они это поздно.

 

Сейчас действительно происходит «раскачка» ситуации: ряд проевропейских экспертов и аналитиков уже заявляют, что выборы будут сфальсифицированы, многие НПО и оппозиционные СМИ получили значительные гранты для раскачивания ситуации и подготовки общественного мнения к выводу, что выборы были украдены.

 

Какова же цель этих протестов? Цель – далеко не президентские выборы, не стоит забывать, что Молдова – парламентская республика. Напомню, что ранее действующего президента пять раз отстранял от должности Конституционный суд страны, а новый состав суда подтвердил, что данная практика законна. В случае отстранения президента его функции будет выполнять спикер парламента. Председатель парламента назначается 51 голосом, а для его снятия необходимо 67 голосов народных избранников.

 

Сегодня мы можем констатировать тот факт, что союзников у Партии социалистов нет, и в случае парламентских выборов необходимо только побеждать, чтобы назначить своего спикера. Я считаю, что не революция является целью западных политтехнологов, их главная цель – продержать протестную волну до досрочных парламентских выборов.

 

Все кандидаты уже объявили о том, что нынешний состав парламента не может продолжать свою деятельность и обязательно должен быть распущен. Поэтому Игорь Додон в случае победы должен распустить парламент в конце весны, чтобы сбить волну протестов, если он не хочет потерять власть.

 

Отмечу, что попытки поднять протестную волну уже предпринимались в начале марта 2020 года, но из-за пандемии подобные «репетиции» сошли на нет. Протесты финансово будут поддержаны и беглыми олигархами Владом Плахотнюком и Иланом Шором, у которых на данный момент интересы совпадают с проевропейской оппозицией.

 

У нас не будет повторен ни белорусский, ни киргизский сценарий. Вопрос в менталитете – мы не бойцы и не революционеры, поэтому реализовать волну «народного гнева» будет крайне сложно, и этого не могут не понимать политтехнологи, которые готовят эту протестную волну. Здесь, в первую очередь, они будут использовать маргинальные слои населения, например, комбатанты – участники войны на Днестре 1992 года.

 

Владимир Ястребчак, экс-министр иностранных дел Приднестровья

 

На мой взгляд, шансы Игоря Додона на победу пока несколько предпочтительнее, однако опыт многих государств показывает, что только победить бывает недостаточно, очень важно суметь удержать эту победу. И в этом плане нельзя не обратить внимания на то, с каким упорством практически все оппозиционные политики уже продвигают тему возможной фальсификации выборов и, как следствие, необходимости в последующем гражданских протестов.

 

По сути, людям отказывают в праве на выбор, заранее утверждая, что победить может только конкретный кандидат, а все остальные – «нехорошие» люди. Или вот приднестровцы с молдавским гражданством, которые – страшно подумать – могут принять участие в президентских выборах в Молдове. Эти тенденции очень опасны не только потому, что могут приводить к дестабилизации поствыборной ситуации, но и к делению граждан на сорта, на первый и второй (к которому, без сомнения, относятся приднестровцы, и поэтому их не следует допускать до выборов – ведь они же не правильная «западная» диаспора), на «хороших» и «нехороших».

 

Обратил бы внимание и на то, что почему-то только Молдова опасается «организованного подвоза» граждан для голосования, в то время как другие государства, организующие здесь свои выборы, напротив, выражали недовольство, когда такого «организованного подвоза» не было. Так что настораживает предопределенность, которая сквозит в заявлениях тех претендентов, которые не допускают иных сценариев, кроме своей победы. И именно это может стать триггером к общей дестабилизации.

 

Что касается заявлений господина Нарышкина, то мне сложно представить себе ситуацию, при которой столь высокопоставленный чиновник мог бы себе позволить подобные заявления, не имея на то достаточных оснований. Другое дело, что специфика ведомства, возглавляемого господином Нарышкиным, состоит в том, что источники даже самых надежных сведений практически никогда не раскрываются.

 

В любом случае, пока Соединенные Штаты вряд ли могут дать урок адекватной, вменяемой, транспарентной избирательной кампании, хотя, конечно, написать соответствующий сценарий для других там вполне могут.

 

Игорь Шорников, директор Института социально-политических исследований и регионального развития (Тирасполь) 

 

О том, что в Молдове вполне вероятны «цветные» сценарии, говорят многие эксперты на протяжении, по меньшей мере, последнего года – сразу после ухода правительства Майи Санду в отставку. Уже тогда отмечалось, что для нее это был удачный политический маневр в контексте предстоящих президентских и возможных досрочных парламентских выборов.

 

Никак не проявив себя за пять месяцев премьерства, к сегодняшнему дню Санду сумела все же сберечь имидж честного и некоррумпированного политика – а что еще нужно, чтобы стать знаменем революции в стране, на протяжении многих лет являющейся лидером Европы по уровню коррупции?

Майя Санду обладает поддержкой влиятельных западных политиков и дипломатов, вокруг ее фигуры, по меньшей мере, с 2015 года формируют группы влияния в лице неправительственных организаций, средств массовой информации, отдельных лидеров общественного мнения.

 

О том, что «цветной» сценарий в РМ – это только вопрос времени, далеко не новость для молдавского политического класса. То, что этого не произошло раньше, – во многом заслуга Влада Плахотнюка, который целиком контролировал власть в Молдове и сам активно боролся за право быть западным менеджером для этой страны. Однако, с одной стороны, Плахотнюк к тому времени уже заработал крайне негативный имидж олигарха и кукловода, а с другой – Западу не нужна сильная личность во главе государства, нужна – послушная.

 

События в Белоруссии, Киргизии и в Закавказье показывают, что на постсоветском пространстве грядут новые изменения. Нынешний статус-кво явно не устраивает Запад. Россия более или менее успешно справляется с санкциями и попутно модернизируется, а постсоветские государства во многом утратили динамику развития, появившуюся после разрухи 1990-х, и стагнируют. Если пустить ситуацию на самотек, это неминуемо приведет к развитию интеграционных процессов вокруг России. Этого Западу допускать нельзя, поэтому и организуется расшатывание режимов в государствах, в которых имидж России остается благоприятным. Молдова в этом ряду – далеко не самый крепкий орешек.

 

На мой взгляд, появление прямого предупреждения от Сергея Нарышкина, хорошо понимающего особенности молдавской внутренней политики, свидетельствует о том, что у России остается все меньше рычагов влияния, которые могли бы поддерживать региональную стабильность, как это было прежде. До сих пор такими рычагами были военное присутствие на Днестре и привязанность Молдовы к российским рынкам и к российскому газу.

 

Но политика ЕС и Румынии в энергетической сфере и в сфере торговли (DCFTA) постепенно меняют баланс сил на молдавском направлении. Если политическое руководство РМ, которое может полностью смениться в течение ближайшего года, допустит дальнейшую реализацию в Молдове западных программ, это приведет к глубоким структурным изменениям во всем регионе.

 

Мне кажется, что заявление Нарышкина обращено, прежде всего, к молдавскому политическому классу, который не понимает или делает вид, что не понимает, что речь идет о сохранении их страны в статусе независимого государства. Молдова – слишком небольшое образование, к тому же имеющее проблемы с собственной идентичностью. Зная об агрессивном румынском факторе, уже проявившем себя в Молдове в начале 1990-х и в 2009 году, нетрудно предсказать, что дестабилизация в конечном итоге вполне может обернуться «унирей».

 

Молдавские политики и молдавский народ, конечно, могут творить со своей страной, что им заблагорассудится, но, к сожалению, Приднестровье оказывается заложником молдавской ситуации. А Приднестровье - это почти полмиллиона российских соотечественников, из которых не менее 200 тысяч являются гражданами Российской Федерации. Наверняка в Москве, занимаясь молдавскими делами, держат в уме и судьбы приднестровцев.

 

Источник: https://www.politnavigator.net/chto-zapad-prigotovil-dlya-moldovy-ehksperty-ob-ugroze-novogo-cvetnogo-perevorota.html

 

Картина дня

наверх