Свежие комментарии

  • Ольга
    Варелик, не бузи!Новый гигантский ...
  • Ольга
    Варелик, не бузи!Новый гигантский ...
  • Ольга
    Варелик, не бузи!Новый гигантский ...

«Цифровая» культура: новая реальность или дополнение к ней?

«Цифровая» культура: новая реальность или дополнение к ней?

Пандемия коронавируса вынудила музеи, театры и концертные залы искать новые форматы взаимодействия с аудиторией. Насколько необратимы эти изменения и чего ждать после снятия ограничений? Часть деятелей культуры считает, что в искусстве началась долгожданная революция. Другие высказываются более сдержанно и считают «цифру» лишь расширением основной сферы деятельности.

Подробности – в материале profiok.com.

За несколько месяцев с момента введения ограничений, связанных с неблагоприятной эпидемиологической обстановкой, общество совершило колоссальный прорыв в области погружения в цифровой мир. Эксперты международной консалтинговой компании McKinsey отмечают, что всего за несколько недель большинство компаний и организаций прошли путь, на который в их стратегиях технологического развития отводилось несколько лет. То, что до введения режима самоизоляции казалось необязательным, не слишком удобным или чересчур громоздким, в одночасье оказалось неотъемлемой составляющей нашей повседневной жизни.

Со многими технологиями, судя по всему, мы уже вряд ли расстанемся. Скорее всего, даже руководство страны сохранит в каком-то виде формат онлайн-совещаний, который экономит всем участникам колоссальное количество времени и средств на переезды из одной точки в другую.

Однако есть сферы, в серьёзную и масштабную цифровизацию которых поверить не так-то просто. В буквальном смысле оказавшись перед проблемой выживания, представители культурной индустрии стремительно окунулись в онлайн. Кто-то – в поисках новых моделей доставки контента, кто-то – пытаясь как минимум сохранить коммуникацию со своей потенциальной аудиторией.

Наводнивший эфир «культурный» контент весьма неоднороден и пока ещё не совсем привычен. Если просмотр фильмов онлайн для многих давно стал обыденной практикой, то онлайн-экскурсии, лекции, обзоры экспозиций музеев и видеозаписи балетов и концертов классической музыки до недавнего времени, скажем прямо, интересовали далеко не всех. Однако, как выяснилось, разговоры о низком уровне культуры в нашей стране вести стоит с гораздо более низким градусом трагичности, чем это принято сейчас.

Что сыграло ключевую роль во взлёте популярности культурного контента, аналитикам ещё предстоит выяснить. Возможно, важным фактором стало размещение в свободном доступе контента, за который в «обычной» жизни приходится платить, причём немалые деньги. Может быть, сработали новые способы общения с аудиторией. Наверняка свою лепту внёс избыток свободного времени, появившийся у самоизолировавшихся граждан.

Цифровая культура: новая реальность или дополнение к ней?Но факт остаётся фактом: онлайн-контент, поставляемый российскими музеями, театрами, музыкальными и творческими коллективами, оказался чрезвычайно востребованным. И после отмены ограничений, когда жизнь вернётся в привычное русло, это стоит принять во внимание.

«Цифровое» будущее культуры обсудили участники дискуссии, которая прошла 16 мая 2020 года в пресс-центре МИА «Россия сегодня».

Как отметила министр культуры Ольга Любимова, даже «самым академическим» организациям из сферы культуры удалось освоить сложные онлайн-форматы очень быстро и эффективно. Конечно, это было бы невозможно, если бы крупные федеральные музеи и театры не были к этому готовы. Цифры впечатляют: трансляции Мариинского театра за два месяца посмотрели более 21 миллиона человек, спектакли Большого театра смотрели и обсуждали в 134 странах, Эрмитаж запустил онлайн-экскурсии на разных языках.

«Не было бы счастья, да несчастье помогло, – процитировала министр русскую поговорку. – Избави Бог, чтобы мы говорили об этом как об основном направлении нашей деятельности, но этот опыт неоценим, и мы будем отдельно разрабатывать эти направления и использовать их в мирное время».

Ольга Любимова подчеркнула, что вынужденная самоизоляция в совокупности с доступным и разнообразным онлайн-контентом породили новые традиции. Например, люди начали смотреть спектакли и концерты целыми семьями. «Не все привыкли дома, сидя на диване, смотреть балет, а сейчас это становится модно», – констатировала министр.

Цифровая культура: новая реальность или дополнение к ней?Впрочем, по мнению специального представителя президента РФ по международному культурному сотрудничеству Михаила Швыдкого, просмотр балета на экране монитора или телевизора можно рассматривать, скорее, как просветительскую акцию, чем как культурное событие. Эксперт считает, что находясь в зрительном зале и глядя на живых артистов, человек испытывает совершенно иные эмоции.

С этим утверждением спорить бессмысленно, хотя и есть что возразить. Во-первых, далеко не все имеют возможность посещать столичные музеи и театры. Во-вторых, современные технологии предоставляют колоссальные возможности съёмки. И если речь идёт не просто о снятом с одной точки «оффлайновом» спектакле, а о специальной съёмке множеством камер в высоком разрешении, то становится понятно, отчего во всём мире постепенно приживается формат трансляций спектаклей и концертов из ведущих мировых театров. По мнению Ольги Любимовой, трансляция известных постановок может стать одним из направлений работы кинотеатров, чтобы у людей независимо от места их проживания была доступная возможность посмотреть лучшие российские постановки.

По данным ВЦИОМ, около 15 процентов граждан после снятия режима ограничений хотят отправиться на культурные мероприятия. Эксперты рассчитывают, что если за время самоизоляции люди привыкнут к «сложному» контенту, то эти привычки у них сохранятся и в будущем.

«У людей есть запрос на сложное, это сигнал, – подытожил Михаил Швыдкой. – Раз массовый запрос есть, нужно публике правильно и доступно рассказывать».

Цифровая культура: новая реальность или дополнение к ней?К «правильным рассказам» участники дискуссии отнесли проект «Третьяковка со Шнуром», о котором рассказала директор Государственной Третьяковской галереи Зельфира Трегулова. Профессионально снятый фильм, в котором Трегулова и певец Сергей Шнуров на протяжении часа с лишним обсуждают произведения русской живописи, посмотрели более 700 тысяч человек. По словам Трегуловой, для такого рода фильмов это «невиданная аудитория», и, возможно, просмотр фильма «подстегнёт интерес к реальному приходу в музей», а Третьяковская галерея отныне будет стремиться «быть понятной всем и каждому», для чего продолжит «с правильной тональностью говорить о сложных вещах».

Директор Пушкинского ГМИИ имени А.С. Пушкина Марина Лошак видит «цифровое» будущее музея несколько по-другому. «Мы почувствовали, что хотим снимать кино про важные вещи, артхаус», – поделилась планами Марина Девовна, пояснив, что ориентируется не на потребителей контента, а на публику, желающую «стать частью художественного пространства». По словам Лошак, ГМИИ будет производить цифровой продукт, который впоследствии станет частью коллекции музея. Продукт этот будет сложным, но руководству музея «неважно количество просмотров, важно кто это смотрит». Стоит сказать, что показанная Пушкинским на днях видеоинсталляция Дмитрия Крымова, посвящённая «Тайной вечере» Тинторетто, и в самом деле рассчитана на хорошо подготовленного зрителя.

Цифровая культура: новая реальность или дополнение к ней?По мнению худрука БДТ им. Г.А. Товстоногова Андрея Могучего, прелесть онлайна в том, что он открывает возможности для принципиально новых видов творчества. И хотя больше всего просмотров у БДТ ожидаемо собрали записи спектаклей, режиссёру интересно совсем другое. Например, к Дню Победы театр реализовал проект, в рамках которого актёры читали дневники и письма военных лет. Это был 12-часовой радиоспектакль, в ходе которого актёры звонили в центр, из которого шла трансляция, и по телефону читали письма. Художественный эффект достигался за счёт разницы в качестве подключения, гудков, смены тембров. По словам Могучего, возникало ощущение «звонков из другого мира через 75 лет».

Наверное, онлайн-трансляции полезны с просветительской точки зрения, считает режиссёр. Но если говорить об искусстве, то необходим новый художественный язык и новые виды творчества. Сейчас БДТ совместно со школьниками работает над проектом виртуального театра, в котором зрители будут покупать онлайн-билеты, рассаживаться в виртуальном зале и смотреть спектакль, который будут разыгрывать артисты, управляющие своими аватарами.

>Цифровая культура: новая реальность или дополнение к ней?Кинорежиссёр Тимур Бекмамбетов тоже считает, что не стоит относиться к виртуальной среде только как к способу доставки контента зрителю. По его мнению, важно осознать, что мир во многом уже перешёл в новую реальность, а значит, необходимы новые форматы кино, в частности, так называемый скринлайф, то есть действие, которое разворачивается на экране компьютера героя. «В искусстве давно не было революции!» – посетовал Бекмамбетов, призвав переосмыслить новую форму существования человечества, перенёсшего значительную часть своей жизни в онлайн.

Наверное, с таким подходом можно было бы согласиться, если бы не очевидный вопрос: можно ли будет отнести полученный таким образом продукт к сфере искусства?

Полгода назад на канале ОТР было показано достаточно глубокое интервью с одним из самых известных современных композиторов, народным артистом РФ Эдуардом Артемьевым (канал ОТР, «Моя история», 20.10.2019 – прим. profiok.com). Это автор блистательной музыки к целому ряду известных кинофильмов, в том числе таких режиссёров, как Кончаловский, Михалков, Тарковский. Перечень фильмов, в которых звучит музыка Эдуарда Артемьева, занял бы десятки строк, вот лишь некоторые названия: «Каждый вечер в одиннадцать», «Спокойный день в конце войны», «Солярис», «Чисто английское убийство», «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Зеркало», «Раба любви», «Неоконченная пьеса для механического пианино», «Сталкер», «Родня», «ТАСС уполномочен заявить», «Курьер», «Визит к Минотавру», «Гений», «Утомлённые солнцем», «Сибирский цирюльник», «Белые ночи почтальона Алексея Тряпицына», «Грех». Кроме того, Артемьев создал множество ораторий, симфоний, опер и других произведений классических жанров.

По праву считаясь патриархом отечественной электронной музыки, Артемьев свободно включает в свои произведения синтезированные звуки. Однако композитор признаётся, что поработав некоторое время исключительно с синтезатором, он быстро заскучал.

Цифровая культура: новая реальность или дополнение к ней?«Я был фанатично предан новому направлению и считал, что вся остальная музыка будет частным случаем электронной музыки, – признался Артемьев. – Но вскоре мне понадобились «живые» струны».

По словам композитора, большой оркестр, состоящий из сотни и более музыкантов, у каждого из которых есть своё прочтение партитуры, звучит совсем по-другому. «Это не музыка, это идёт энергия, – поясняет Артемьев. – Живой человек посылает в пространство энергию, закодированную в звуковых волнах».

И ещё одна цитата из этого интервью: «Музыка – величайшее достижение человечества. Когда человек слушает, возникают мурашки, а с ними – ощущение, что на этой волне, на сгустке энергии тебя допустят до высшего существа».

Наверное, если вести речь об искусстве, то «цифру» всё же стоит рассматривать в качестве инструмента, в дополнение к которому обязательно нужен живой человек. Причём живое общение обязательно нужно и художнику, и тому, кому адресован его посыл.

Другое дело – язык. К примеру, Артемьев утверждает, что на сложнейшие темы, о самых великих вещах, даже о Боге можно говорить разным языком. Бах или, скажем, Гендель писали серьёзную духовную музыку, требующую от слушателя определённой подготовки и сосредоточенности. В то же время Эндрю Ллойд Уэббер своей рок-оперой «Иисус Христос – суперзвезда» доказал, что за счёт качественной мелодии и профессионального исполнения тоже можно добраться до сердца публики.

Словом, стремительное освоение деятелями культуры цифрового пространства одновременно и радует, и тревожит. Радует – потому что произведения искусства стали доступнее. А вот погоня за массовым «цифровым» зрителем тревожит, причём серьёзно. Как только учреждения культуры начнут соревноваться друг с другом по количеству просмотров онлайн-контента, о качестве этого контента можно забыть. А этого очень не хотелось бы, особенно в мире, где культура, как показал двухмесячный карантин, остаётся едва ли не единственной соломинкой, за которую пытаются ухватиться люди, чтобы не растерять человеческое. Пока, к сожалению, происходящее и в онлайн-культуре, и в праздновании 75-летия Великой Победы больше напоминает «социалистическое соревнование»: кто покажет более высокие цифры и эффектнее освоит бюджет. 

«Цифровая» культура: новая реальность или дополнение к ней?

 

 



Источник: https://profiok.com/news/detail.php?ID=11675#ixzz6N3mdRHdc

Картина дня

наверх