Свежие комментарии

  • ВалерийАдекватник
    пессимист это хорошо информированный оптимист...так будет точнее...но ваш концепт тоже удачен, но он, по ходу - следу...ПУТИН СПРОСИЛ У Н...
  • Геннадий Ростовский
    Валерий. будущее непредсказуемо. Даже ближайшее. Говорят: худший пессимист - обманутый оптимист. Далее приведу дово...ПУТИН СПРОСИЛ У Н...
  • Геннадий Ростовский
    Саша. а вы не в курсе. что ли, идущей почти ежедневно информации? То этого взяли на цугундер, то того? И отнюдь не р...ПУТИН СПРОСИЛ У Н...

Прыжки на граблях по-киевски, или 29-е бесперспективное перемирие на Донбассе

Прыжки на граблях по-киевски, или 29-е бесперспективное перемирие на Донбассе

27 июля 2020 г. вступило в силу очередное, уже 29-е по счету с начала вооруженного конфликта перемирие на Донбассе, предусматривающее запрет для подразделений ВСУ и ЛДНР на применение огня, наступательные и разведывательно-диверсионные действия и использование любых видов летательных аппаратов под угрозой применения дисциплинарных мер за нарушение режима прекращения огня.

При этом в пресс-службе президента Владимира Зеленского высокопарно назвали достигнутые договоренности «прорывом в Минском процессе», тогда как в партии «Европейская солидарность» экс-президента Петра Порошенко - «капитуляцией», хотя оба эти заявления не соответствуют действительности: в Офисе президента отказались гарантировать безоговорочное выполнение Киевом политической части Минских соглашений, что заведомо делает бесперспективным очередное перемирие на Донбассе.

 

Договоренности о прекращении огня на линии разграничения были достигнуты 22 июля 2020 г. на заседании Трехсторонней контактной группы (ТКГ) по мирному урегулированию ситуации на Донбассе.

Как сообщает пресс-служба миссии ОБСЕ, стороны договорились о следующих мерах по поддержке прекращения огня:

- запрет на наступательные и разведывательно-диверсионные действия, а также запрет на использование любых видов летательных аппаратов сторон;

- запрет на применение огня, включая снайперский;

- запрет на размещение тяжелого вооружения в населенных пунктах и их окрестностях, в первую очередь на объектах гражданской инфраструктуры, включая школы, детские сады, больницы и помещения, открытые для общественности;

- эффективное применение дисциплинарных мер за нарушение режима прекращения огня и уведомление о них координатора ТКГ, который уведомляет об этом всех ее участников;

- создание и задействование координационного механизма по реагированию на нарушения режима прекращения огня при содействии Совместного центра по контролю и координации (СЦКК) вопросов прекращения огня и стабилизации линии разграничения сторон в действующем составе;

- вышеупомянутые меры не могут быть полностью или частично дезавуированы никакими другими приказами, в том числе секретными.

Данные договоренности пресс-служба президента В. Зеленского назвала «прорывом в Минском процессе», при этом отметив, что «полное и всеобъемлющее прекращение огня является базовой предпосылкой для политического урегулирования».

Правда, тут же президентская канцелярия подчеркнула, что выборы на неподконтрольных территориях Донбасса возможны исключительно при следующих условиях:

⁃ после всеобъемлющей деэскалации;

⁃ после вывода иностранных военных подразделений и техники, разоружения незаконных вооруженных формирований;

⁃ восстановления контроля со стороны правительства Украины над украинско-российской границей;

⁃ выборы должны проходить исключительно согласно законодательству Украины;

⁃ выборы должны проходить с соблюдением Копенгагенских стандартов ОБСЕ.

Тем самым в Офисе президента воспроизвели нормы из Постановления Верховной Рады «О назначении очередных местных выборов» от 15 июля 2020 г., согласно которому парламентарии назначили местные выборы на 25 октября 2020 г. по всей Украине за исключением неподконтрольных официальному Киеву территорий Крыма и части Донбасса.

Согласно документу, выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей должны состояться после разоружения вооруженных формирований ДНР и ЛНР, ликвидации администраций непризнанных республик и восстановления контроля Украины над границей с Россией, что прямо противоречит Минским соглашениям.

Как известно, по условиям Минских соглашений, киевские власти обязались предоставить безоговорочную амнистию ополченцам, принять постоянно действующее законодательство об «особом статусе» Донбасса, закрепив этот статус в Конституции, и утвердить специальный закон о порядке проведения местных выборов в мятежном регионе, согласовав его с властями самопровозглашенных ДНР и ЛНР, после завершения которых Украина получит право претендовать на восстановление контроля над границей с Россией.

Тем не менее, 27 июля 2020 г. президент В. Зеленский инициировал телефонный разговор с президентом России Владимиром Путиным, чтобы отчитаться о «выполнении договоренностей, достигнутых в ходе Нормандского саммита 9 декабря 2019 года в Париже». В ходе разговора, по сообщению пресс-службы президента Украины, «собеседники поприветствовали достижение договоренности о полном и всеобъемлющем режиме прекращения огня на Донбассе».

При этом лично В. Зеленский так и не прояснил свою позицию по вопросу реализации политической части Минских соглашений, хотя именно этого и добивался от него российский коллега. Как сообщила пресс-служба президента России, В. Путин «охарактеризовал принятое 15 июля Верховной Радой постановление о проведении местных выборов в 2020 году как противоречащее Минским соглашениям и ставящее под угрозу перспективы урегулирования».

«Кроме того, выражена серьезная озабоченность в связи с недавними заявлениями высокопоставленных официальных лиц Украины о неприемлемости ряда положений «Комплекса мер» и необходимости его пересмотра. Президент России особо отметил, что еще раз озвученная Владимиром Зеленским в ходе нынешнего телефонного разговора позиция о безальтернативности Минских договоренностей должна найти свое подтверждение в реальных действиях киевских властей», - отмечается в сообщении.

Казалось бы, нужно только приветствовать тот факт, что в разговоре с российским коллегой В. Зеленский заявил о «безальтернативности Минских договоренностей», однако здесь необходимо разобраться, какой именно смысл в этот тезис вкладывает президент Украины. По сути, ответ на поставленный вопрос дает его пресс-служба: как отмечается в сообщении, стороны «обсудили закон об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей, который находится на рассмотрении в политической подгруппе ТКГ, и закон о децентрализации, предусматривающий изменения в Конституцию Украины».

Согласно Комплексу мер по выполнению Минских соглашений от 12 февраля 2015 г., украинские власти взяли на себя ответственность за «Проведение конституционной реформы в Украине со вступлением в силу к концу 2015 года новой конституции, предполагающей в качестве ключевого элемента децентрализацию (с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей, согласованных с представителями этих районов), а также принятие постоянного законодательства об особом статусе отдельных районов Донецкой и Луганской областей» (п. 11).

Как известно, Закон об особом статусе Донбасса был принят 16 сентября 2014 г. при П. Порошенко сроком на 3 года, после чего неоднократно продлевался парламентом: последний раз Верховная Рада пролонгировала закон 12 декабря 2019 г. при В. Зеленском, временно продлив его действие до конца 2020 г.

При этом 16 декабря 2019 г. на сайте Верховной Рады был размещен проект закона о внесении изменений в Конституцию относительно децентрализации власти, зарегистрированный президентом В. Зеленским как безотлагательный на исполнение принятого 9 декабря 2019 г. итогового коммюнике саммита «Нормандской четверки» в Париже, по условиям которого украинские переговорщики обязались выполнить Минские соглашения.

Данный законопроект призван заменить проект конституционной реформы П. Порошенко: 31 августа 2015 г. рассмотрение парламентом в первом чтении президентского законопроекта о внесении изменений в Конституцию в части децентрализации власти привело к кровавому побоищу между правоохранителями и праворадикалами из партий «Свобода» Олега Тягнибока, Радикальной партии Олега Ляшко и «Правого сектора» Дмитрия Яроша.

Главной причиной для столкновений послужило намерение П. Порошенко закрепить в разделе 15 «Переходные положения» проекта Конституции пункт 18, который гласит, что особенности осуществления местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей определяются отдельным законом.

Тем самым П. Порошенко зафиксировал в Переходных положениях проекта Конституции ссылку на Закон об особом статусе Донбасса, то есть формально в теле Основного закона, чем якобы выполнил требования Минских соглашений. Вот только сама эта конституционная норма, для изменения которой необходимо 300 голосов парламентариев, содержала ссылку на закон, существующий исключительно на бумаге, который может быть в любой момент изменен или же и вовсе отменен простым большинством в 226 голосов народных депутатов.

Согласно принятым 17 марта 2015 г. изменениям в Закон об особом статусе Донбасса, он вступает в силу после местных выборов, которые должны пройти после вывода «всех незаконных вооруженных формирований, их военной техники, а также боевиков и наемников с территории Украины», то есть после разоружения ополчения и отстранения от власти руководства ЛДНР.

Дополнительными требованиями украинской стороны для проведения местных выборов является вывод мифической «российской армии» и установление контроля над участком границы с Россией на Донбассе, что предусмотрено принятым в тот же день Постановлением Верховной Рады «О признании отдельных районов, городов, поселков и сел Донецкой и Луганской областей временно оккупированными территориями».

Таким образом, «хитрый план» П. Порошенко заключался в том, чтобы включить в Переходные положения Конституции, то есть формально в тело Основного закона, ссылку на недействующий Закон об особом статусе Донбасса, призванный вступить в силу после проведения местных выборов в мятежном регионе на условиях Киева, заведомо неприемлемых для самопровозглашенных ДНР и ЛНР. При желании его можно было изменить или отменить голосами 226 депутатов, формально сохранив отсылающую к нему конституционную норму, для изменения которой необходимо 300 голосов.

В свою очередь В. Зеленский решил и вовсе превзойти П. Порошенко в деле ревизии Минских соглашений, попросту не включив в проект изменений в Конституцию нормы о предоставлении «особого статуса» Донбассу, в отличие от своего предшественника, который хотел закрепить этот статус в Переходных положениях Конституции.

Вместе с тем, как отмечает издание «Страна», данный статус нужно искать между строк в президентском законопроекте: речь идет о правках в статью 92 Конституции, где к нормам, которые регулируются принимаемыми ВР законами Украины, относится и «административно-территориальное устройство, правовой статус административно-территориальных единиц».

Теоретически эта норма позволяет легализовать уже принятый ранее Закон об особом статусе Донбасса, либо любой аналогичный закон, который примут в будущем. Например, президент В. Зеленский не раз анонсировал принятие нового отдельного законопроекта по особому статусу Донбасса. И, таким образом, формально избежать необходимости внесения дополнительных изменений в Конституцию. Для принятия закона требуется всего 226 голосов.

Но в таком случае есть и свои подводные камни. Например, даже если допустить, что Закон об особом статусе Донбасса будет принят после этих изменений к Конституции, в будущем парламент сможет в любое время его отменить также простым большинством, либо внести в него существенные изменения.

Кроме того, в Минских соглашениях прямо написано, что «особый статус» Донбасса должен быть закреплен в Конституции, а не просто на уровне закона. И это означает, что нет гарантий, что Россия или другие партнеры по «Нормандской четверке» сочтут этот хитрый ход за прямое выполнение нормы Минских соглашений, резюмировало издание.

Как видно, «хитрый план» В Зеленского является более примитивным, чем аналогичный план его предшественника: в проекте изменений в Конституцию президент предлагает делегировать Верховной Раде право определять «правовой статус административно-территориальных единиц», что позволит инициаторам законопроекта заявлять о предоставлении «особого статуса» Донбассу без внесения изменений в Основной закон. Такой шаг даст возможность киевским властям растворить «особый статус» в т.н. «реформе децентрализации», при этом получив право при желании изменить или полностью отменить такого рода «особый статус» мятежного региона простым большинством в 226 голосов, поскольку этот статус не прописан в проекте Конституции, для изменения которой необходимо 300 голосов.

Судя по заявлениям пресс-службы В. Зеленского, сейчас киевские переговорщики навязывают именно такую точку зрения непризнанным республикам Донбасса: Украина предлагает ДНР и ЛНР самоликвидироваться, затем эта территория перейдет под контроль Киева, где состоятся выборы с заведомо известными результатами, после чего местному населению будет предложено довольствоваться некими полномочиями, объявленными «особым статусом», которые могут быть в любой момент частично или полностью упразднены.

Это позволяет прогнозировать, что нынешнее 29-е по счету перемирие постигнет участь 28-ми предыдущих договоренностей о прекращении огня, поскольку В. Зеленский продолжает с упорством, достойным лучшего применения, прыгать на граблях П. Порошенко, выдвигая заведомо невыполнимые предварительные условия для реализации политической части Минских соглашений.

 

P.S., или «С кравчучкой по Минску». 30 июля 2020 г. президент В. Зеленский назначил экс-президента Леонида Кравчука главой украинской делегации в ТКГ по мирному урегулированию ситуации на Донбассе вместо экс-президента Леонида Кучмы. Как сообщает пресс-служба президента, новоназначенный чиновник сразу же заявил, что на своем посту он будет делать все возможное для достижения мира на Донбассе.

Правда, непонятно как это ему удастся, если ранее он выступал против Минских соглашений, солидаризируясь с представителями «партии войны». Так, 1 марта 2016 г., комментируя в интервью изданию «Фокус» предложение Л. Кучмы заменить его в ТКГ, Л. Кравчук заявил: «То, что подписывается в Минске, нельзя назвать полноценным документом. Это скорее протокол, который подписывают негосударственные деятели. При всем уважении к президенту Кучме, он не представляет государство... Я не хочу делать вид, что что-то решаю. Минские соглашения сыграли свою положительную роль. Остаются единственной формой переговоров, но искать надо другой формат».

Так что новоназначенный руководитель украинской делегации в ТКГ может сколько угодно рассекать по белорусской столице с кравчучкой в руке, расходуя бюджетные средства на заграничные командировки, однако без безоговорочного выполнения Киевом своих международных обязательств по политическому урегулированию конфликта на Донбассе ситуация не сдвинется с мертвой точки.

 

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх