Свежие комментарии

  • Владимир Владимирович
    Модератор, для чего, одну и ту же тему, выводить в блог три раза?Американский фина...
  • Людмила Михайловна
    Нормально живём. НО молодёжь ХОЧЕТ всё и СРАЗУ!!! А так не бывает, почему упустили НРАВСТВЕННОЕ воспитание, почему н...Никогда ещё мы не...
  • Аркадий Цыганов
    Пророчество!!!Александр Зубченк...

Ненадежная позиция Трампа: любить Си Цзиньпина, но ненавидеть КПК

Ненадежная позиция Трампа: любить Си Цзиньпина, но ненавидеть КПК

Специально для AAS

Президент Дональд Трамп продолжает заявлять, что «он и президент Китая Си Цзиньпин - большие друзья». Совсем недавно, в апреле, он хвалил Си за его работу с пандемией COVID-19. 5 мая торговые представители администрации Трампа говорили со своими китайскими коллегами и объявили, что торговое соглашение фазы 1, завершенное в январе протекало по графику, несмотря на экономический ущерб от вируса.

Во время только что завершившегося Национального Народного Конгресса Китая (НКП), четырехдневного ежегодного законодательного собрания, законы были переданы для реализации сделок по критическим функциям фазы 1, в том числе по защите интеллектуальной собственности, в том числе чтобы прекратить обязательную передачу технологий и дальнейшее открытие финансового сектора Китая для западного участия. Однако в последние несколько недель Трамп предпринял ряд карательных действий против Коммунистической партия Китая (КПК), бесспорным лидером которой является его «друг» Си Цзиньпин. Президент говорит, что все еще считает Си своим приятелем, но полностью согласился с утверждением синофобов в его администрации, в частности, государственного секретаря Майка Помпео, директора по торговой и производственной политике Питера Наварро и консультанта министерства обороны Майкла Пилсбери, что КПК является чистым злом, и что у Китая нет будущего, пока он не выйдет из правил посткоммунистической партии.

Трамп самый смелый анти-китаец 29 мая сказал журналистам в Розовом саду Белого дома что он приказал сделать шаги в направлении лишения Гонконга особого таможенного статуса в ответ на закон о безопасности Гонконга, принятый ВСНП в конце мая. Законодательное действие Китая было узко направлено против насильственных протестов в Гонконге, которые разрушали там жизнь в прошлом году. Но администрация Трампа истолковала закон как конец статуса Гонконга «одна страна, две системы».

В 2019 году Конгресс США тоже почти единодушно приняли Гонконгский закон о правах человека и демократии, угрожая санкциями против любого китайца или официальных лиц Гонконга, которые пытались подавить насилие. Сейчас же Трамп ссылался на Закон о политике Соединенных Штатов и Гонконга 1992 года, который сохранил особый торговый статус Гонконга после передачи территории из Великобритании обратно в Китай в 1997. В соответствии с этим законом особый торговый статус зависит от содержания статуса «одна страна, две системы».

Трамп заказал пересмотр, направленный на то, чтобы объявить Китай в нарушение этого соглашения с помощью нового закона о безопасности.

В своем выступлении в Розовом саду Трамп сказал: «Гонконг был безопасен и процветал как свободное общество. Пекинское решение меняет все это. Это расширяет охват Китая инвазивным аппаратом государственной безопасности в то, что раньше было оплот свободы. Последнее вторжение Китая, наряду с другими недавними событиями, которые наступали на свободы территории, ясно дают понять, что Гонконг больше не достаточно автономен, чтобы гарантировать особый режим, который мы предоставили территории с момента передачи».

Отмена специального торгового статуса Гонконга может привести к большому ущербу американской экономике, чем китайской. В 2018 году (в прошлом году), за который имеются официальные данные, США зафиксировали положительное сальдо торгового баланса товаров и услуг Гонконга в размере 33,4 млрд. долларов США в. По данным Министерства торговли США, в 2015 году торговля между США и Гонконгом создаёт 188 000 американских рабочих мест.

И сальдо торгового баланса, и рабочие места были связаны с Гонконгом. Особый статус Гонконга как свободной рыночной экономики это не изменился с принятием нового Закона о безопасности Китая. Окончание признания этого статуса будет ударом против американских рабочих.

 

Меры против студентов и промышленности

 

В тот же день, когда он объявил об изменении взгляда Вашингтона на статус Гонконга, Трамп дал Помпео полномочия запрещать выпускникам и аспирантам из Китая студентам и исследователям учебу или работу в Соединенных Штатах.

Уже 15 мая Министерство торговли приняло решение, чтобы закрыть китайский телекоммуникационный гигант Huawei на мировом рынке микрочипов. Торговое бюро промышленности и безопасности объявили о новых правилах, за исключением иностранных компании, которые используют американское программное обеспечение или производственное оборудование для продажи компьютерных чипов Huawei. Любая иностранная Компания, желающая продолжить продавать чипы Huawei, должна сначала получить лицензию от Министерства торговли США.

Новые правила вступают в силу через 120 дней после объявления. Основные производители чипов, в том числе Тайваньская компания по производству полупроводников, которая в настоящее время в Соединенных Штатах имеет значительный бизнес, считают Huawei своим крупнейшим мировым клиентом, превосходящим даже Apple. По сути, действия администрации Трампа заставляют крупных производителей полупроводников выбрать между продолжением вести бизнес с США, или с Китаем.

Попытка обанкротить Huawei этим шагом выходит за рамки формулировки политики Белого дома от 20 мая. Документ, выпущенный для Конгресса под названием «Стратегический подход Соединенных Штатов к Китайской Народной Республике». 16-ти страничный документ ещё месяц назад не планировалось выпускать, но был срочно отправлен к публикации, чтобы рассеять такое впечатление, что администрация Трампа выработала всеобъемлющую политику «сдерживания» Китая. Он полон обвинений против Китая, но в конечном итоге утверждает, что американская политика в отношении Китая - это сотрудничество, конкуренция и предотвращение конфликтов:

«Подход администрации к КНР отражает фундаментальную переоценку того, как Соединенные Штаты понимают и реагируют на лидера самой густонаселенной страны и второй по величине национальной экономики.

Соединенные Штаты признают долгосрочную стратегическую конкуренцию между нашими двумя системами. Благодаря общегосударственному подходу и руководствуясь возвращением к принципиальному реализму, сформулированному СНБ, правительство Соединенных Штатов будет продолжать защищать американские интересы и усиливать американское влияние. В то же время мы остаемся открытыми для конструктивного, ориентированного на результаты взаимодействия и сотрудничества с Китаем, где наши интересы совпадают. Мы продолжаем взаимодействовать с лидерами КНР в уважительной, манере, побуждая Пекин выполнять свои обязательства».

Совсем недавно, 22 апреля, во время пресс-конференции в Белом доме Трамп подтвердил, что у него «очень хорошие отношения» с Си Цзиньпином. «Я очень уважаю президента Си», - сказал Трамп. «Я считаю его своим другом».

К сожалению, этот [вирус] вышел из-под контроля. Они [носители коронавируса] пришли из Китая, вышли из-под контроля. Некоторые люди расстроены. Я знаю - президента Си. Он любит Китай. Он уважает Соединенные Штаты, и я хочу сказать, что я очень уважаю Китай, и я уважаю президента Си».

Дональд Трамп построил свою карьеру как звезда реалити-шоу превратившись в политика, пройдя тонкую грань между чередующимися подходами дружеских отношений и тотальной войны. Если он думает, что сможет продолжать играть в эту игру со своим «другом» Си Цзиньпином, он опасно ошибается. Последствия включают в себя не только кнут против экономики США, но также повышенную угрозу мировой войны.

Посол Час Фриман, дипломат в отставке, который был переводчиком президента Ричарда Никсона во время новаторской дипломатии США с Китаем в начале 1970-х годов, подытожил ситуацию в гостевом комментарии, опубликованном в китайской Global Times 26 мая: «Китайско-американские отношения явно хуже, чем они были с тех пор Президент Никсон обратился к председателю Мао Цзэдуну и премьеру Чжоу Эньлаю. После 1972 года импульс был к большему сотрудничеству и уменьшал вероятность вооруженного конфликта между двумя странами. Теперь это в противоположное направление».

 

Источник: Australian Alert Service, 3June 2020, Vol. 22. No 22,

https://mcusercontent.com/0e711a75e092d068debcd1a03/files/74a5921c-ad15-4664-b8ba-ddaa385052d7/AASVol22No22m_email.pdf (стр. 10-11)

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

))}
Loading...
наверх