Свежие комментарии

  • Ольга
    Варелик, не бузи!Новый гигантский ...
  • Ольга
    Варелик, не бузи!Новый гигантский ...
  • Ольга
    Варелик, не бузи!Новый гигантский ...

Год Бандеры в Год Свиньи как знаковый символ майданного правления

Год Бандеры в Год Свиньи как знаковый символ майданного правления

Майданный режим решил разбавить «новоукраинским» национальным колоритом предстоящий Год Свиньи по восточному календарю: 18 декабря 2018 г. Верховная Рада приняла Постановление N9234 о праздновании памятных дат и юбилеев в 2019 г., которым, в частности, постановила отметить 1 января на государственном уровне 110 лет со дня рождения Степана Бандеры как «ведущего деятеля и теоретика украинского национально-освободительного движения».

Поскольку же гитлеровские хозяева относились к «украинско-немецким националистам» как к скоту, что признавал в своих мемуарах один из видных коллаборационистов, бывший руководитель диверсионного батальона «Роланд» и карательного 201-го шуцманшафтбатальона, командир полка дивизии СС «Галичина» Евгений Побегущий, вспоминая о том, что во время маршей по немецкой территории им разрешали останавливаться на ночлег только в сараях, то из этого прямо следует, что парламент постановил официально чествовать «главного героя нацистских хлевов».

Для опровержения майданного мифа о С. Бандере как о новоявленном руководителе «украинского национально-освободительного движения» достаточно вспомнить, что он был завербован нацистскими спецслужбами сразу же после захвата Польши, где этот террорист мотал тюремный срок за организацию 15 июня 1934 г.

в Варшаве убийства главы МВД Бронислава Перацкого. При этом в документах нацистских спецслужб он значился агент Абвера по кличке «Серый».

Как показал на допросе в советской военной контрразведке от 29 мая 1945 г. бывший начальник отдела Абвер-II полковник Эрвин Штольце, непосредственно курировавший украинских националистов, «После окончания войны с Польшей Германия усиленно готовилась к войне против Советского Союза, и поэтому по линии Абвера принимались меры активизации подрывной деятельности, так как те мероприятия, которые проводились через Мельника и другую агентуру, казались недостаточными».

По его словам, «В этих целях был завербован видный украинский националист Бандера Степан, освобожденный немцами из тюрьмы, где он содержался польскими властями за участие в террористическом акте против руководителей польского правительства. Кто вербовал Бандеру, я не помню, но последний на связи состоял у меня... Если Мельник спокойный, интеллигентный чиновник, то Бандера - карьерист, фанатик и бандит».

В рамках подготовки нацистской Германии к войне против СССР с санкции руководителя Абвера адмирала Вильгельма Канариса 25 февраля 1941 г. были созданы Дружины украинских националистов (ДУН), также известные как «Украинский легион им. Степана Бандеры», состоявшие из групп «Север»(командир Роман Шухевич) и «Юг» (командиры Рихард Ярый и Е. Побегущий).

В документах Абвера эти вооруженные формирования украинских коллаборационистов именовались «Специальное подразделение «Нахтигаль» (нем. «Nachtigal» − «Соловей») и «Организация Роланд» (нем. «Roland») соответственно и находились в оперативном подчинении командования полка особого назначения «Бранденбург-800».

Впоследствии, в 1942 г., батальон «Нахтигаль» был объединен с отрядом «Роланд» в 201-й шуцманшафтбатальон (охранный батальон) и брошен на борьбу с советскими партизанами в Белоруссии. В конце 1942 г. 201-й шуцманшафт батальон был расформирован, после чего его бывшие члены разбрелись по военизированным структурам обеих фракций ОУН.

Часть из них подалась за Р. Шухевичем, вступив в ряды провозглашенной в октябре 1942 г. УПА, представляющей собой вооруженное крыло ОУН (б), в то время как другая - за Е. Побегущим, вступив в ряды созданной в апреле 1943 г. при активном участии ОУН (м) дивизии СС «Галичина».

При этом вскоре их пути пересеклись в польском селе Гута Пеняцкая (ныне - Бродовский район Львовской области), где 28 февраля 1944 г. каратели из подразделения УПА и дивизии СС «Галичина» по приказу гитлеровских хозяев полностью уничтожили этот населенный пункт. В результате совместной карательной акции из более 1 тыс. жителей выжило не более 50 человек, большинство из которых покинули село до начала операции, при этом более 500 жителей было сожжено заживо в костеле и собственных домах.

Оказавшись в рядах дивизии СС «Галичина» сначала в статусе командира батальона, а затем в чине командира полка, Е. Побегущий уже после окончания Второй мировой войны вспоминал о подлинном отношении немецких хозяев к украинским националистам: «Був приказ у часі виснажливого маршу зі Словаччини до Юґославії, що в Австрії нашим воякам не вільно квартирувати в хатах, лише в клунях. Кожний, хто марширував тоді, пригадує, як приходилось мерзнути в клунях».

Уже в первые дни Великой Отечественной войны, 30 июня 1941 г., сформированный бандеровской фракцией ОУН батальон «Нахтигаль» организовал Львовский погром мирных жителей еврейской и польской национальности, жертвами которого, по различным сведениям, стали от 4 до 7 тыс. человек. По состоянию на сентябрь 1939 г., 60% 318-тысячного населения Львова составляли поляки, 30% - евреи и примерно 10% - украинцы. Списки на «экзекуцию»подлежащего истреблению «нелояльного населения» заранее готовили «национально сознательные» оуновцы.

В тот же день на фоне этих кровавых событий идеологи ОУН (б) при поддержке батальона «Нахтигаль» провозгласили во Львове т.н. «Акт восстановления Украинской Державы», утвердив на должность «премьер-министра» новоявленного «государства» Ярослава Стецько. Как говорилось в третьем пункте документа, «Вновь образуемая Украинская держава будет тесно сотрудничать с национал-социалистической великой Германией, которая под водительством своего вождя Адольфа Гитлера создает новый строй в Европе и мире и помогает украинскому народу избавиться от московской оккупации».

Тем самым бандеровцы попытались создать на немецких штыках прогерманские марионеточные «государства» по примеру Словакии и Хорватии, которые были образованы в результате раздела Чехословакии и Югославии: Словацкая республика была провозглашена 14 марта 1939 г., в то время как Независимое государство Хорватия - 10 апреля 1941 г., после чего там установился режим нацистской диктатуры с «расовыми законами», концлагерями для «враждебных» этнических групп, инакомыслящих и т.д.

Однако попытки бандеровцев собезьянничать под европейских сателлитов нацистской Германии оказались безрезультатными: как показал на допросе от 15 октября 1946 г. немецкий куратор Э. Штольце, гитлеровцы не давали никаких гарантий «интегральным националистам» относительно «независимости» Украины, что им отнюдь не мешало продолжать верой и правдой служить Третьему рейху за немецкие подачки.

«В политическом отношении ни я, ни КАНАРИС не давали БАНДЕРЕ никаких гарантий, за исключением туманного обещания помочь «освободительным чаяниям» украинских националистов в случае их активной работы на германскую разведку. Впрочем, «украинские националисты» и без политических гарантий верой и правдой выполняли наши указания, так как они уже много лет существовали исключительно на деньги германского генерального штаба», - сообщил он.

Примечательно, что после провозглашения «Украинской Державы» С. Бандера, пребывая в Кракове, провел встречу со статс-секретарем созданного нацистами «генерал-губернаторства» Эрнстом Кундтом в ходе которой заявил, что он и вовсе непричастен к этому событию. «Относительно происходившего во Львове я не информирован. На собрании... присутствовал Стецько», - заявил он.

Почему же немецкие оккупационные власти арестовали С. Бандеру, который, по его заверениям, якобы не имел никакого отношения к этому «Акту»? Ответ на этот вопрос дал в своих показаниях от 29 мая 1945 г. нацистский полковник Э. Штольце: по его словам, причиной ареста «послужил тот факт, что он в 1940 г., получив от Абвера большую сумму денег для финансирования оуновского подполья и организации разведывательной деятельности против Советского Союза, пытался их присвоить и перевел в один из швейцарских банков».

Таким образом, формальным предлогом для ареста «фюрера» фракции ОУН собственного имени послужил факт воровства немецких денег, выделенных ему на «освободительную борьбу» против Советского Союза. 5 июля 1941 г. С. Бандера был задержан немецкими властями в Кракове. Особенности этого «ареста»С. Бандеры раскрыл другой «арестант» - Я. Стецько, по словам которого, на лидера оуновцев было «накладено почесний арештеренгафт».

При этом самого Я. Стецько отправили во львовское гестапо, где его накормили «какао з хлібом» и отправили сначала в Краков, а затем в Берлин - объясняться с полковником Э. Штольце, который в ходе «профилактической» беседы откровенно раскрыл политические причины неприятия немецкими властями «Акта» украинских националистов.

По его словам, данный документ сильно навредил Вермахту, поскольку теперь советская сторона может предъявить наглядное доказательство немецких планов расчленения СССР по национальному признаку. И поэтому русские будут сражаться с еще большим упорством против немцев, что приведет к увеличению потерь с немецкой стороны. «Ваша политика лишает жизни немецких солдат», - резюмировал Э. Штольце.

В итоге, получив нагоняй от своих нацистских хозяев, уже 15 июля 1941 г. С. Бандера и Я. Стецько были освобождены «з забороною опускати Берлін та з обов′язком голоситися на поліцію», о чем свидетельствовал сам Я. Стецько. Тем не менее, во время своего «почетного ареста» С. Бандера проводит встречи с различными нацистскими чиновниками и убеждает их в собственной «полезности» в деле борьбы против СССР.

Правда, 15 сентября 1941 г. С. Бандера и Я. Стецько были повторно подвергнуты аресту и на этот раз в январе 1942 г. они оказались в концлагере Заксенхаузен в бункере «Целленбау», предназначенном для важных с точки зрения нацистов узников, собранных из разных стран Европы, которых опекали службы Международного Красного Креста.

В декабре 1943 г. компанию им составил нацистский приспешник, эмиссар петлюровского правительства УНР в изгнании, основатель т.н. Украинской повстанческой армии (УПА) «Полесская Сечь» и Украинской народной революционной армии (УНРА) Тарас Бульба-Боровец, называвший в своих мемуарах «Армия без державы» отсидку в Заксенхаузене «почетной изоляцией».

«Д-р Вольф... почав мене переконувати, що мені не загрожує... ніяка небезпека.., щоб я не перебільшував трагедії, що вони мене тут ізолювали виключно для моєї безпеки... Це - не в′язниця, не кацет, а тільки «почесна» ізоляція», - писал он. В феврале 1944 г. к представителям националистического лагеря присоединился и другой нацистский коллаборационист - глава ОУН (м) Андрей Мельник.

Таким образом, нацисты собрали в одном месте ведущих «вождей» украинского «интегрального национализма» с целью «перевоспитания» своих холуев, возомнивших себя кем-то, будучи никем и ничем – пылью на сапогах немецких солдат.

Именно «почетная изоляция» позволяла С. Бандере и его сподвижникам передвигаться по лагерю, получать продовольственные посылки и деньги от родственников. Более того, С. Бандера нередко покидал лагерь, чтобы посетить замок Фринденталь, расположенный в 200 метрах от бункера «Целленбау», в котором находилась школа агентурно-диверсионных кадров ОУН (б). То есть, формально будучи «узником» концлагеря, С. Бандера контролировал подготовку подчиненных ему диверсантов нацистскими специалистами.

Когда же в конце 1944 г. Красная Армия перешла в тотальное наступление от Баренцева до Черного моря в рамках серии крупнейших наступательных стратегических операций, вошедших в историю как Десять сталинских ударов, С. Бандера со своими сторонниками был освобожден из концлагеря Заксенхаузен. Причем накануне своего освобождения в октябре 1944 г. С. Бандера провел встречу рейхсфюрером СС Генрихом Гиммлером, который признал, что тот находился под «видимым арестом», после чего призвал его с новым рвением послужить Третьему Рейху.

«Необходимость вашего вынужденного пребывания под видимым арестом, вызвана обстоятельствами, временем и интересами дела, отпала. Начинается новый этап нашего сотрудничества, более ответственный, чем раньше. Может, до этого времени не все складывалось, как вам хотелось, но сейчас нам нужно совместно хорошо работать, чтобы исправить ошибки прошлого», - заявил Г. Гиммлер.

В итоге уже в декабре 1944 г. нацисты выпустили на свободу С. Бандеру и предоставили ему дачу под Берлином от отдела 4-Д гестапо. При этом С. Бандера находился под персональным наблюдением и работал по указаниям начальника отдела 4-Д оберштурмбаннфюрера (подполковника) Вольфе.

В декабре 1944 г. С. Бандера прибыл в распоряжение абверкоманды-202 в г. Краков и лично инструктировал подготовленную нацистами агентуру, направляемую для связи в штаб УПА. Через них он передавал в штаб УПА приказания об активизации работы в тылу Красной Армии и налаживании регулярной связи с абверкомандой-202.

Когда же С. Бандера, пребывая в Кракове, неожиданно оказался в тылу Красной Армии, то на выручку ему по личному приказу Адольфа Гитлера пришел «любимый диверсант» фюрера оберштурмбаннфюрер СС Отто Скорцени, который в сентябре 1943 г. в ходе операции «Дуб» освободил из плена свергнутого итальянского фашистского диктатора Бенито Муссолини.

В своих мемуарах О. Скорцени отмечал: «Это был трудный рейс. Я вел Бандеру по радиомаякам, оставленным в тылу ваших войск, в Чехословакии и Австрии. Гитлер приказал доставить Бандеру в рейх для продолжения работы».

Вот только с «продолжением работы» как-то не задалось: как показал на допросе от 19 сентября 1946 г. лейтенант «Абверкомманды-202» Зигфрид Мюллер, «Бандера имел указание... собрать всех украинских националистов в районе Берлина и оборонять город от наступающих частей Красной Армии. Бандера создал отряды украинских националистов, которые действовали в составе фольксштурма, а сам бежал. Он покинул дачу отдела 4-Д и выехал в г. Веймар».

После краха Третьего рейха нацистский коллаборационист продолжил вести подрывную деятельность против Советского Союза в условиях «холодной войны», выступая в качестве платного агента американских, британских и германских спецслужб, но служба «желтому дьяволу» закончилась 15 октября 1959 г., когда С. Бандеру ликвидировал в Мюнхене сотрудник КГБ СССР, уроженец Львовской области Богдан Сташинский.

Так бесславно закончился земной путь этого палача собственного народа, объявленного майданными властями «ведущим деятелем и теоретиком украинского национально-освободительного движения», которым для полноты картины следовало бы пригласить к «празднованию на государственном уровне» для рождения С. Бандеры соседнюю Польшу, официально объявившую Волынскую резню 1943-1945 гг. актом геноцида польского населения, совершенного украинскими националистами.

И удивляться здесь нечему: если тогдашние «украинско-немецкие националисты» кормились из Берлинского корыта, то современные «украинско-американские националисты» кормятся из Вашингтонского корыта, в результате чего С. Бандера вполне закономерно превратился в объект для подражания в глазах его современных майданных последователей, трансформировавших Украину в «подмандатную территорию» Запада, о чем и мечтали бандеровцы в надежде «запановать» на немецких штыках, усевшись на шею собственному народу.

Политический обозреватель пресс-службы ПСПУ Виктор СИЛЕНКО

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх