Свежие комментарии

  • Александр Божко7 марта, 17:50
    Давно пора двинуться по второму и третьему путям. Зря тянем время.Как победить Анти...
  • Pciha Ivanova5 марта, 18:06
    Адвокат Станислав Маркелов: Помните, как сдали чеченам Буданова? Зря он влез в это дело - Вредно для здоровья! Адвока...Возвращение рыцаря
  • Pciha Ivanova4 марта, 20:55
    Почему - злодей? Должность обязывает! :-) И у него хорошие советчики: Лучший вариант трудно придумать!Возвращение рыцаря

Управленческое образование: что впереди?

Управленческое образование: что впереди?

Пандемия коронавируса во многом изменила подходы к образованию, в том числе и к программам дополнительного образования для управленцев. Изменится ли что-то в бизнес-образовании после окончания пандемии? Останутся ли востребованными бизнес-школы и корпоративные университеты? Как повлияют современные технологии на качество образования? Этот спектр вопросов широко обсуждался на площадках Гайдаровского форума, который проходил в Москве 14-15 января 2021 года. О том, на какие вызовы придётся ответить бизнес-образованию в ближайшие годы, рассказывает портал profiok.com.

Управление – это профессия

По словам директора Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Сергея Мясоедова, слухи о потере популярности программ бизнес-образования, циркулирующие на протяжении последних лет, остаются просто слухами. Управленческое и деловое образование развивается и меняется. И в соответствии с этими изменениями общество начинает осознавать, что управление – не «синтетическая» дисциплина, объединяющая ряд компетенций, а важная и серьёзная профессия.

Современный управленец должен разбираться в экономике, причём ориентироваться в её «поведенческих» аспектах, знать психологию, социологию, юриспруденцию.

Всему этому надо учиться, причём не только на собственном опыте, но и системно.

Управленческое образование: что впереди?Председатель Ассоциации юристов России Сергей Степашин считает, что любой управленец, занявший более или менее серьёзную должность, должен быть глубоко погружён в юриспруденцию.

«Принятие серьёзных управленческих решений, не опирающихся на закон, противоречит Конституции и приводит к серьёзным последствиям с точки зрения мотивов принятия решений», – убеждён Степашин.

Примеры, к сожалению, подсказывает жизнь. Скажем, после развала СССР в начале 1990-х право отошло на второй план, а в основу принятия решений легла политэкономия. Итог – ваучеризация и приватизация, под которые пост фактум подгонялось право. Как поясняет Степашин, вслед за этими решениями «создавалась юридическая подушка, чтобы люди, которые всё это творили, остались на свободе».

Более того, Степашин уверен, что основы права нужно обязательно включать в программы подготовки управленцев. «Иначе управленцы будут допускать юридические ошибки, да ещё и подворовывать», – объясняет эксперт.

По словам Степашина, на конец 2020 года остались неосвоенными бюджетные средства в объёме 1,2 триллиона рублей. Происходит это не только из-за того, что управленцы на местах нерадивы или пытаются вставлять палки в колёса развитию родных регионов или предприятий.

«Многие осознанно стараются ничего не делать, – рассказал Степашин. – Люди говорят: лучше не буду этим заниматься, затяну процедуры, будут бесконечно согласовывать контракты… Зато не посадят!»

Законодательная база должна помогать и защищать, а не мешать, уверен Сергей Степашин. Увы, современные законы в России таковы, что иногда сделать что-то полезное, ничего не нарушив, попросту невозможно.

Управленческое образование: что впереди?Законодательство настолько запутано, что, как рассказал Сергей Мясоедов, корпоративные университеты и бизнес-школы всерьёз обсуждают возможность использования в решении юридических вопросов искусственного интеллекта. Программа, которая автоматически обобщила бы существующие нормативные и подзаконные акты и нашла бы законодательно верное решение поставленной задачи, стала бы незаменимой помощницей руководителей в самых разных отраслях. Но это вопрос будущего. Пока же управленцам порой приходится с головой погружаться не только в экономические и психологические, но и в юридические аспекты деятельности своей корпорации, ведомства или компании. Правильное оформление государственной закупки или подготовка документации для участия в конкурсах для многих управленческих команд до сих пор остаётся непростой задачей.

«Управленец – это межотраслевая компетенция – подчеркнул Первый зампред Госдумы, председатель президиума Национального аккредитационного совета делового и управленческого образования (НАСДОБР) Александр Жуков. – У нас управленцев часто готовят по отраслевому принципу, но управленец не должен концентрироваться исключительно на своей отрасли».

Именно из этих соображений НАСДОБР последние два года занималась созданием СПК (совета по профессиональным квалификациям – прим. profiok.com) в сфере управления и права. Как рассказал Александр Жуков, этот СПК вобрал в себя более сорока существовавших ранее советов. Теперь экспертам предстоит с помощью профессионального сообщества заняться разработкой профессиональных стандартов, которые лягут в основу программ по подготовке специалистов в области управления и права.

Учиться всю жизнь

Раз управленец – это полномасштабная профессия, может быть, и обучать управлению нужно с вузовской, если не со школьной, скамьи? Возможно, существование в обществе запроса на развитие предпринимательства говорит о том, что формированием предпринимательской ментальности необходимо заниматься уже в старших классах?

Управленческое образование: что впереди?Александр Жуков рассказал о совместной инициативе НАСДОБР и Минпросвещения, в рамках которой представители бизнес-школ и руководители предприятий прочитают старшеклассникам серию онлайн-лекций по повышению уровня экономической и финансовой грамотности.

Сергей Мясоедов отметил, что получение технического и управленческого образования в карьере многих способных людей «разорвано» по возрасту: в вузе они осваивают исключительно технические дисциплины, а управленческое образование получают уже в зрелом возрасте. Возможно, из-за этого технологическое предпринимательство в молодёжной среде развивается далеко не такими высокими темпами, как хотелось бы.

Опрос аудитории показал, что большинство (62 процента) наблюдавших за дискуссией согласны с необходимостью преподавать предпринимательство в школе. Впрочем, эту выборку вряд ли можно считать репрезентативной – и не из-за количества зрителей, а из-за их очевидного интереса к теме бизнес-образования.

По мнению исполнительного директора ассоциации бизнес-школ AACSB International Карен Бак-Дадли, стоит подумать о том, нужны ли в бизнес-школах приёмные и выпускные экзамены. К чему человеку штамп с датой об окончании учебного заведения, если через некоторое время, если он хочет быть успешным, ему всё равно придётся проходить очередной курс?

Онлайн или офлайн?

В период пандемии многие ведущие бизнес-школы мира полностью ушли в онлайн, а некоторые учебные заведения вообще приостановили деятельность. В России всё прошло, разумеется, не без проблем, но и не столь экстремально: через несколько недель после введения ограничений все бизнес-школы, факультеты делового образования в различных вузах, корпоративные программы ведущих корпораций в том или ином виде освоили онлайн-формат. На тот момент казалось, что временных решений в этой сфере будет достаточно, однако жизнь расставила приоритеты по-другому.

Управленческое образование: что впереди?«Когда начался ковид, мы думали, что будет спринт, но через какое-то время мы обнаружили, что участвуем в марафоне, – поделилась ощущениями Карен Бак-Дадли. – Очевидно, что полного возвращения к очным программам не будет, мы вынуждены будем совмещать очные программы с виртуальными».

Такая ситуация ставит перед образовательными организациями множество задач. Необходимы гибкость, обеспечение честности оценок, пересмотр роли преподавателя, который из традиционного поставщика знаний превращается скорее в наставника.

Замдекана Школы бизнеса Whorton Сергей Нетесин уверен, что бизнес-школы столкнутся с необходимостью серьёзно пересмотреть экономическую сторону своей работы. Удивительно, но многие студенты, перейдя в режим онлайн-обучения, требуют снижения оплаты, тогда как бизнес-школе этот формат зачастую обходится дороже, чем традиционный. Когда студентам предоставляются не записи лекций, а полноценные занятия с живым преподавателем, синхронный перевод, проверка работ, ответы на вопросы и так далее, бизнес-школа несёт ощутимые расходы. Особенно если всё это делается не в виде конференции в Zoom, а на специальной платформе со множеством дополнительных опций.

Управленческое образование: что впереди?Кстати, по мнению Нетесина, пандемия увеличивает неравенство в качестве образования: те, кто не может оплатить качественные программы, вынуждены довольствоваться дешёвыми онлайн-курсами. Впрочем, для какого-то рода задач подобных курсов как раз достаточно, и в этом эксперты видят новую нишу для образовательных организаций: люди, устав от сидения дома, хотят научиться чему-нибудь новому. Например, Сергей Нетесин отметил определённую активность среди слушателей в возрасте от 65 до 70 лет.

Декан Лондонской школы бизнеса Франсуа Ортело-Мане отметил, что среди корпоративных клиентов онлайну скорее рады: когда сотрудники учатся вместе, это гарантирует высокую степень их вовлечённости. Кроме того, дистанционный формат даёт бизнес-школе возможность привлечь преподавателей из других ведущих образовательных учреждений, что тоже обогащает процесс обучения.

И всё же все эксперты уверены: как только мир освободится от ограничений, связанных с пандемией COVID-19, управленческое образование станет гибридным, то есть отчасти вернётся к традиционным формам.

Юрий Смыслов«Возможно, если говорить о подготовке линейных менеджеров по корпоративным программам, преимущества онлайн-обучения неоспоримы, – пояснил порталу profiok.com заместитель директора Центра экономического развития и сертификации (ЦЭРС ИНЭС) Юрий Смыслов. – Их можно объединять в большие группы, поручать им командную работу, ведь они всё равно взаимодействуют в рамках рабочих процессов. Когда же речь идёт о повышении квалификации руководителей высшего звена, выбор однозначно стоит делать в пользу очного обучения, несмотря на удобство дистанционных технологий.

Во-первых, руководителям высокого уровня для переосмысления стратегических проблем своей компании важно вырваться из привычной среды и операционной суеты. А во-вторых, в бизнес-образовании общение учащихся между собой по важности сопоставимо с «предметными» занятиями. К счастью, у ИНЭС есть возможность комбинировать формат и приглашать слушателей программы для топ-менеджеров высокотехнологичных компаний на свою площадку. Разумеется, мы обеспечиваем соблюдение всех необходимых требований по профилактике пандемии. Кроме того, формируемые группы стали заметно меньше по численности. Но, на наш взгляд, именно этот подход делает нашу программу «Стратегическое управление» эффективной и востребованной. Когда руководитель предприятия слушает онлайн-лекцию в машине, переезжая с объекта на объект, и параллельно отвечает на сообщения в смартфоне, эффект, конечно, будет, но вовсе не тот, к которому мы стремимся. Насколько я знаю, коллеги из РАНХиГС и многих ведущих бизнес-школ с нами солидарны и тоже поддерживают гибридный формат бизнес-обучения».

«Будет ли бизнес-образование существовать через десять лет?» – так звучал финальный вопрос Сергея Мясоедова к аудитории. Три четверти присутствующих признали, что управленческое образование никуда не денется, просто ему необходима гибкость и способность адаптироваться к вызовам. А без формирования плеяды грамотных управленцев, постоянно обновляющих свои компетенции и стратегическое видение, невозможно развитие нашей страны. Пожалуй, это один из ключевых выводов «Гайдаровского форума» в части будущего образования после пандемии.

Управленческое образование: что впереди?

 

 

Для полноты картины читайте публикации profiok.com:

 



Источник: https://profiok.com/news/detail.php?ID=13439#ixzz6kAtikppQ

Картина дня

наверх