Свежие комментарии

  • Наталья Зайцева
    А кому интересно мнение этих злопыхателей? Пожалуй, только недалеким шавкам, которые лают на их деньги.Реакция западных ...
  • козьма
    Конечной цели, как тут не крути, ты не достигнешь на своём пути, коль возле каждой лающей собаки задержишься, сжав ку...Реакция западных ...
  • козьма
    Конечной цели, как тут не крути,Реакция западных ...

Американский майдан через призму «Брата» и «Джокера»

Американский майдан через призму «Брата» и «Джокера»
Шутка про то, что в США не может быть «цветной революции» из-за отсутствия там американского посольства, видимо, потихоньку теряет актуальность. События, развернувшиеся в стране после гибели в Миннеаполисе при задержании полицией афроамериканца Джорджа Флойда, вполне тянут на мини-революцию, во всех смыслах цветную.

Штаты, на самом деле, бунтами и беспорядками не удивить. Во второй половине XIX-первой половине XX века они бушевали и уносили множество жизней, поджигаемые классовыми причинами. Параллельно не раз случались и погромы на расовой почве, причем окончательное уравнение чернокожих в гражданских правах с белыми на рубеже 1950-1960-х напряженность не сняло, а где-то и усилило. Несмотря на все попытки объявить об «окончательном решении расового вопроса», он где-то заретуширован, где-то поменял знак, сделав притесняемой группой уже белых, но точно не оставлен в прошлом. Не будем вспоминать относительно давние волнения в Детройте 1967 года и даже Лос-Анджелесе спустя четверть века. Возьмем Фергюсон 2014-го, Балтимор 2015-го и, наконец, текущую смуту.

Собственно, чем последствия гибели Д.Флойда отличаются от предыдущих прецедентов, так это масштабами. «Майданные» очаги вспыхнули в десятках городов.

В уличных толпах далеко не только чернокожие – очень велика доля, как бы сказать помягче, «политических негров», считающих, что «белый человек», особенно если он еще и мужчина-христианин, виноват всегда и во всем. Это делает картину происходящего более сложной, чем, во всех смыслах слова, черно-белая, кажущаяся поначалу.

Помимо активных белых участников-погромщиков, немало и пассивных. Они выражают поддержку бунту, становясь на колени перед снисходительно принимающими это чернокожими и как бы извиняясь и за Флойда, и вообще за сотни лет угнетений. В ряде городов колени преклонили и полицейские, заставив живо вспомнить основной типажный майдан, то бишь украинский. «Извинения» помогают не сильно – полицейских бьют и убивают. Бьют и витрины магазины, забирая все попадающееся под руку. Чего только и кого только не бьют.

Испуганные горожане в ответ начинают организовывать отряды самообороны. Дополнительное сходство с Украиной-2014 придает явная рассогласованность управляющих структур. Так, стремление Трампа подавить протесты военной силой вызвало резкие протесты у властей штатов, в том числе у мэра Вашингтона и губернатора Нью-Йорка. Впрочем, о явном сходстве между США и Украиной я писал еще почти два года назад.

Украина и США чем-то очень похожи. Оба государства проектны и в корне своем довольно искусственны, оба созданы национально-религиозными отщепенцами своей родной страны и цивилизации, причем отщепенцами радикального и экстремистского толка, оба в момент создания несли на знаменах направленный против метрополии лозунг «хватит потреблять наши ресурсы, сами будем ими править и панувати». Дальше, правда, начинаются в основном различия, в первую очередь в уровне успешности. Украина мирно окуклилась в непомерно раздутых и ничем не обоснованных границах, которые имела на момент обретения независимости благодаря усилиям «оккупантов-москалей» и дурной воле иных их руководителей, все прирезавших и прирезавших землю махонькому ареалу, с бесконечной долей условности могущему считаться «этнографической Украиной». США же, напротив, начав независимость на относительно небольшом плацдарме, расширили затем свои земли многократно, в том числе и за счет уже не подарков, а приобретений у бывшей метрополии. И это только строго территориальное расширение, про увеличение же общего военно-политического влияния и говорить не приходится. Украина тоже влажно мечтает раскинуться от Балтийского до (в идеале) Тихого океана, но – мечты, мечты…

И все-таки, хоть США и Украина почти во всех мировых табелях о рангах находятся на почтительном отдалении друг от друга, черты почти братского сходства они вполне сохраняют. Черное море, вырытое древними украми под водительством Будды и Иисуса – это ведь калька с американского взгляда на мир. При этом подобная шизофреническая спесь причудливо сочетается с глубоким провинциализмом и культом родной хаты/ранчо под цветущими яблонями/что там у американцев растет. Поэтому, наверное, американцы принимают столь же живое, энергичное и искреннее участие в судьбе украинского проекта, контрастирующее с вздыхающим прагматичным интересом старой Европы.

Степень проникновения украинской повестки в американскую политическую жизнь, а конкретно в попытки объявить импичмент Трампу и противостояние действующего президента с демократом Байденом, лишь дополнительно подчеркивает сказанное ранее. К слову, о данном противостоянии. Повлияет ли «майдан им.Д.Флойда», он же «небесная единица», на исход президентских выборов? Наверняка, и ощутимо.

Не будем забывать и про накладывающийся чрезвычайно значимый фактор коронавируса, с его крайне тяжелым ущербом экономике. Трамп, поначалу, видимо, рассчитывавший как-то оседлать историю с COVID-19 и обратить ее в свою пользу, быстро понял, что издержек и подводных камней куда больше. Поэтому – оставил американский «пакет акций» ООО «Пандемия» у своих соперников и принялся его расщеплять. В итоге ему, явно с большими усилиями, удалось продавить вывод из страны из карантина, еще пара месяцев которого стали бы почти смертельным приговором шансам на переизбрание. И тут, как нельзя некстати, вакханалия и волна хаоса, пока что не думающая прекращаться.

Впрочем, будет преувеличением сказать, что именно и одни лишь демократы заботливо раздувают «майдан» и крепко держат руку на его пульсе. Наиболее активна в поддержке бунтовщиков крайняя, радикальная часть демократов и такие ее ярко-экстравагантные представители, как этническая пуэрториканка Александрия Окасио-Протест, то есть Окасио-Кортес. Крайние, но все же ограниченные партийными рамками политики смыкаются с и вовсе несистемными экстремистами, что делает ситуацию труднопросчитываемой и не совсем комфортной для демократов и их партийной бюрократии более умеренного толка.

Итогом этой растерянности может стать складывание пасьянса вовсе не в ожидаемую на первый взгляд сторону антитрампистов. Либо же стол с пасьянсом начнет трястись, смешивая и сбрасывая на пол карты к удивлению всех основных игроков сразу. В любом случае и при любом итоговом варианте влияния на президентские выборы, майско-июньская смута лишь предвестник еще более грозных событий, которые ждут США в кратко- и среднесрочной перспективе. Но пока это не новая гражданская война, и даже завтра не она. Прекрасно понимаю злорадство некоторых соотечественников, ждущих, что «вашей всей Америке скоро кирдык», но на фоне РФ у Штатов пока все неплохо. Просто по принципу «пока толстый сохнет, худой сдохнет».

Тем не менее, раз уж речь зашла про «кирдык Америке» - воспользуюсь случаем поразмышлять о неразрывной связи кинодилогии, где эта фраза прозвучала, с заокеанской замятней. Тем более и повод двойной – по стечению обстоятельств двадцать лет назад, в мае 2000-го, на экраны вышел «Брат-2». Говорят, что «Брат-2» в лучшую сторону изменил наше национальное самосознание и вместе с ним всю нашу страну. Утверждение небесспорное, хотя бы потому что страна и нация в чем-то лучше, чем двадцать лет назад, а во многом и хуже, причем едва ли обратимо. Но немногие однозначные и очевидные изменения к лучшему – Крым, Севастополь, поток добровольцев на Донбасс – где-то прямо материально, а где-то символически и метафизически связан с нехитрыми вроде девизами «русские своих на войне не бросают» и «вы, гады, еще за Севастополь ответите». Интересно, что в фильме расплата настигает «большого сатану» одновременно с «малым» – и США, и Украину.

При этом Данила Багров – не враг Америке как таковой. Он бросает вызов чернокожим сутенерам-наркоторговцам и белому бизнесмену-живодеру Мэнису. Но он друг дальнобойщику Бэну. Его хорошо понимает полицейский в участке, уставший от лицемерия темнокожих коллег. Да и темнокожая телеведущая, с которой Данила мимолетно делит ложе – уж точно не отрицательный персонаж. Можно сказать, что Багров – друг простых хороших американцев и враг плохих, вне зависимости от цвета. В советское время, конечно, появление «Брата-2» на экране представить сложно. И по причине кровавости, нетолерантности и других сюжетных особенностей, и потому, что в периоды потепления отношений с Западом, да и в остальное время антизападное кино такого характера и накала не приветствовалось (пропагандистское джентльменство, отмечу, было не взаимным). Но если все-таки допустить советскую версию путешествия Данилы и опустить в ней расовые моменты, критика бы подчеркнула именно помощь главного героя хорошим американцам и борьбу с плохими.

В какой-то мере русский Данила – почти идеальный персонаж для риторики Трампа, объявившего войну космополитичной либеральной разноцветной Америке во имя Америки «глубинной», почвенной и трудовой. Он, Данила, даже встречается в Чикаго с братом возле «пятачка», где сейчас возвышается трамповский отель-небоскреб. И поведение его очень характерно именно для американской культуры и кинематографа – мужественный бестрепетный одиночка, бросающий вызов Системе. Он не собирается безоговорочно ломать эту Систему, его изначальные и возникшие попутно цели более локальны – отомстить за друга, помочь его близнецу, пусть и оказавшемуся в итоге не очень достойным человеком, забрать Дашу-Мэрилин. Наконец, морально закрепить и увенчать пусть и частную, но очевидную победу монологом о силе в правде.

Одноэтажной Америке, глухо борющейся с многоэтажной, Данила не то что друг, скорее случайный попутчик (кстати, восхождение по уличной лестнице в офис к Мэнису – прекрасная иллюстрация борьбы с многоэтажной Америкой). И все же немного он американскую природу очищает. Спустя девятнадцать лет после «Брата-2» в мировой прокат вышла…его американская версия. Речь, если кто не понял, про «Джокера». Его главный герой, простой белый неустроенный парень по имени Артур Флек, в самом начале фильма претерпевает побои от банды юных подонков, преимущественно темнокожих и латиноамериканцев. Коллега по работе дает ему для самозащиты пистолет, преследуя, впрочем, и какие-то свои лукавые цели. И Артур потихоньку начинает мстить обществу. Он убивает в метро троих пьяных омерзительных пассажиров, пристававших к девушке и бывших, как потом выяснилось, успешными финансистами. Здесь можно увидеть сходство со знаменитым эпизодом из еще первого «Брата», когда Данила в трамвае заступился за кондуктора и поставил на место парочку «горнороссиян».

Убийство неожиданно получает горячее народное одобрение, вызванное крайне напряженной социальной обстановкой в городе, и Артур, пока что не раскрытый, становится настоящим героем-мстителем. Окончательно он становится им, когда принимает приглашение престарелого шоумена Мюррея Франклина, решившего поиздеваться над парнем и выставить его олухом в прямом эфире своей передачи. Флек сначала признается в убийстве финансистов, а затем прямо перед камерами убивает Франклина, олицетворение сытой насмешливой преуспевающей Америки. Арест, щелкают наручники, но через несколько минут из полицейской машины его вызволяет уже вовсю бушующий на улицах майдан им.Флека.

Между «Братом-2», точнее, обеими частями фильма, и «Джокером» еще немало соединительных нитей. В «Брате» Данила убивает случайных компаньонов-бандитов, чтобы спасти по-человечески приглянувшегося ему звукорежиссера Степана. В «Джокере» Артур убивает пришедшего к нему забрать ранее подаренный пистолет бывшего коллегу, но щадит пришедшего с ним другого коллегу, карлика, с ласковыми почти багровскими интонациями уверяя во всегдашней дружбе и теплом отношении. Наконец, как у Данилы есть брат, иногда напарник, но чаще антагонист, так есть брат и у Артура. Артур - вроде как незаконнорожденный сын кандидата в мэры города, миллиардера Томас Уэйна. Или не сын – это так и не проясняется до самого финала, а потом шансы на прояснение окончательно исчезают, ибо Уэйн гибнет в результате майдана. Артур однажды приходит к дому Уэйна и через решетку мило беседует со своим вроде как братом, стопроцентным законным отпрыском Уэйна.

Хорошая аллюзия на якобы единую нацию, где все на бумаге братья, но разговор между братьями из разных социальных миров возможен лишь через решетку. Сходства много – но много и принципиальных отличий.

Данила Багров – американского типа герой-одиночка, эдакий Рэмбо, воплотившийся в русском парне и русским приехавший в Америку. Артур Флек – внутриамериканский иностранец, воплотившийся в простом бедном американце «маленький» и «лишний человек» из классической русской литературы. Раскольников с его мучительным вопросом про тварь и право, и Акакий Акакиевич, еще при жизни начавший стаскивать шинели с плеч «значительных лиц».

Данила кристально, порой пугающе здоров рассудком. Артур – человеком с тяжелыми психическими и неврологическими расстройствами. Его рассудок замутнен, и во многих эпизодах фильма непонятно, реальность перед нами или галлюцинации. Данила спасает своего сомнительных достоинств брата, Артур в промежутке между социально звучными убийствами отправляет на тот свет собственную мать. Данила жесток и беспощаден в методах, при этом он точно знает, чего хочет. Внезапно оказавшийся символом бунта Артур убивает то из самообороны, то на автомате, то вообще непонятно почему. Убийство телеведущего в сопровождении пояснительных реплик эффектно как жест, проявление индивидуального террора. Но если у Данилы моральное убийство Мэниса и реплика про силу, которая в правде, это жирная точка в эпопее, то у Артура выходит разве что жирное многоточие. После которого он оказывается во главе толпы из таких же обездоленных простолюдинов, стремящихся разрушить до основанья без представленья о «затем» и перемешанных с банальными мародерами и провокаторами. При этом далеко не факт, что этот бунт не будет игрушкой в руках закулисных кукловодов. Возможно, он уже даже успел стать такой игрушкой.

Данила – одиночка, при помощи немногих друзей рвущий жилы за других друзей и близких, подчас недостойных этого порыва. Артур – нечаянный глава дезориентированной или ориентированной в закулисную пользу толпы. Данила – волкодав, или волк, но санитар леса. Артур – контуженная слепая боевитая дворняга во главе стаи таких же дворняг. Я, конечно, не хочу сказать, что Данила – прообраз американской национальной революции миллиардера Трампа, а Артур, чужими руками убивший своего полуотца-миллиардера, суть прообраз нынешних волнений. И легальный бунт избирателей Трампа в 2016 году против системы, и нынешний бунт уже против системы, выстраиваемой Трампом, это две части расколотого, воспаленного галлюцинациями сознания Артура.

И оба этих бунта, при всей их шумности, не приводят ни к оздоровлению Америки в целом, ни к победе одной из сторон, ни хотя бы к долгосрочному улучшению состояния этих сторон. Если что и укрепляется, так это раскол нации и ее сознания, накладывающийся поверх расовых, социальных и мировоззренческих расколов. Данила же – это наша национальная революция, пусть и не до конца свершившаяся. Он смотрит сейчас в сторону заокеанья откуда-то из Москвы, Петербурга или Севастополя под звуки песни «Гуд бай, Америка!» и, возможно, думает, что неплохо бы теперь помочь Бену и прислать ему билет в Россию.

В первую же очередь, полагаю, он смотрит на собственную родину, явно строя планы относительно судьбы доморощенных мэнисов и торговцев живым человеческим товаром. Вообще любой нормальный русский человек и всегда, и особенно сейчас за Россию переживает больше, чем за судьбы американской демократии. Потому и злорадство на тему звездно-полосатого майдана присутствует, но меньше, чем могло бы быть.

Сверх того скажу. Как известно, на минувших выходных, невзирая на все уличные бои, в США Илон Маск провел первый частный космический запуск. Про частный, отмечу, сильное преувеличение, контора Маска это слегка задрапированный частной инициативой государственный проект, но не суть. Обычно в таких случаях яростнее, чем коренные американские патриоты, успехам Америки и вообще Запада радуются российские «либералы». На этот же раз многие вполне патриотичные люди радовались – нет, не успеху Маска, а конфузу главы «Роскосмоса», уважаемого Д.О.Рогозина, с его брутальными шуточками про то, что американцы без нашей помощи будут запускать ракеты батутами. Как же правящему классу нужно было постараться, чтобы довести людей до таких настроений?

Воистину, Даниле Багрову и без Америки хватает завалов, подлежащих расчистке.

Станислав Смагин

Источник ➝

Картина дня

))}
Loading...
наверх