Свежие комментарии

  • Анатолий Трунов
    Интересно, почему все коммунисты, даже бывшие члены КПСС, такие недалекие? Не замечающие то, что находится прямо пере...Забытый эпизод "п...
  • IRENA PLATOVA
    Нигде он об этом не трещит. Про "Претензии Эрдогана на Крым" это фейк, гуляющий исключительно в нашей российской жёл...Александр Роджерс...
  • Виктор Шиховцев
    Он вот все трещит, что Крым турецкий исторически. А можно ему рассказать, что Константинополь с прилегающей территори...Александр Роджерс...

Россия – удивительная страна. Так почему же она не завладела миром?

Московская школа управления Сколково.

Frank Herfort/Associated Press Images

 

Хочу поделиться статьёй и узнать мнение участников форума. Это перевод статьи американского профессора из Массачусеттского технологического института

Россия – удивительная страна. Так почему же она не завладела миром?

 

Нам всем следует обеспокоиться тем, что Россия потерпела неудачу в конвертации своих знаний

 

Мнение профессора МТИ, Лорена Грэма

 

http://www.amazon.com/Lonely-Ideas-Can-Russia-Compete/dp/026...

 

Резкое обрушение рубля в декабре 2014 года обратило внимание мира на состояние экономики одной из самых важных стран мира. В последние годы Россия почти стала нефтяной державой мира, население которой составляет более 140 миллионов человек, многие из которых отлично образованны и чьё богатство прибавляется трудоёмкой добычей ископаемых, и чья экономика зависит от колебаний цен на нефть и газ. И как только цены на нефть стали падать, рубль вдруг стал уязвимым.

 

Другие растущие государства, такие как Китай, Индия и Бразилия, диверсифицировались, создавая свои богатства из широкого круга технологий и производства. Результаты этого можно увидеть, осматривая торговые ряды в ваших местных магазинах Best Buy, где на полках выставлены компьютеры, сделанные в Чэнду и жесткие диски из Таиланда, и ещё, когда вы едете по улице мимо автомобилей, сделанных в Германии и Корее.

А Россия так и не создала своей продукции на уровне передовых мировых технологий. Мало кому придёт в голову искать на полках магазинов ноутбук российского производства, или звонить по российскому сотовому телефону или смотреть фильм по изготовленному в России телевизору с плоским экраном.

 

Лорен Грэм, учёный из MIT, занимающийся историей науки, потратил годы, пытаясь понять, как такое могло бы произойти. Поразительнее всего, считает Грэм то, что Россия не обретается на задворках науки и технологий – в действительности, российские ученые являются авторами многих наиболее важных научных достижений и открытий XX века. Среди них, например, изобретение лазеров, новаторские работы в области компьютерных технологий и даже fracking (гидравлический разрыв пласта) – это тоже идея российских учёных – всё это было позже разработано и поставлено на коммерческую основу в других странах.

 

Эта вековая неспособность превращать идеи в деньги является кардинальной проблемой для России и в конечном счёте для всего мира. Чем дольше в экономике этой мощной ядерной державы будут доминировать олигархи, торгующие полезными ископаемыми, а не стабильный и независимый деловой сектор, тем дольше России и остальному развитому миру придётся мириться с тем, что страна бесполезно растрачивает свой геополитический авторитет и вес.

 

Сегодня российские руководители начинают признавать важность этого экономического разрыва. В своем ежегодном обращении к Федеральному собранию в начале декабря Владимир Путин заявил, что крайне важно, чтобы страна, которой он руководит последние 15 лет, наконец-то обрела независимость от иностранных технологий. До настоящего времени усилия в этом направлении во многом осуществлялись в форме централизованных инициатив из Кремля, одной из которых является центр Сколково, который кремлёвские чиновники – с помощью MIT – пытаются превратить в российскую версию Кремниевой долины.

 

Однако профессор Грэм считает, что этого недостаточно. Путин заявляет: «Мы должны диверсифицировать нашу экономику, и мы это сделаем». Лорен Грэм отвечает на это: «Для того, чтобы это осуществить, им нужно будет изменить многое в юридической системе, в патентной системе и в положении своих инвесторов. Технологии не раскручиваются сами по себе. Они должны подкрепляться/поддерживаться целым рядом вспомогательных составляющих».

 

Перед своей поездкой в Россию после опубликования его книги в прошлом году господин Грэм дал интервью одному из научных изданий.

 

Как вы можете охарактеризовать отношение к технологии в России?

 

Вот чем лично меня удивляет Россия? Я другой такой страны не знаю, где вот уже на протяжении 300 лет россиянами выдвигаются замечательные, выдающиеся технические и научные идеи, которые увы, не материализуются и не приносят их авторам почти никакой экономической выгоды. В России не умеют превращать идеи в коммерческий продукт.

 

А почему?

 

Думаю, что Россия делает ошибку и делает это прямо сейчас, и делает это уже долгое время, думая, что секрет модернизации кроется в самой технологии. Поэтому они и продолжают гнаться за технологиями, делая это в Сколково с помощью MIT. Они думают, что если они овладеют самыми последними технологиями, то они будут впереди планеты всей. В действительности же успех заключается не в этом, [по той простой причине], что предпосылок для коммерческого успеха в освоении новых технологий в российском обществе просто не существует. Что же это за предпосылки? Это предпосылки социальные и правовые, политические и экономические. Политическое руководство страны боится иметь конкурентов в лице сильных предпринимателей, способных крупно разбогатеть.

 

Вы изучаете историю и развитие Российской науки вот уже 50 лет. Давно ли российские учёные высказывают подобные претензии?

 

Я часто слышу, как российские учёные говорят: «Знаете, все мои драгоценные идеи воруют. И воруете их у нас вы, на Западе!» Но в среде российских учёных бытует также мнение, что бизнес – дело грязное, что поэтому не следует ронять своего достоинства, не выходить за рамки дозволенного в мире идей. Положение это ещё более усугубляется существующей в стране огромной коррупцией и поэтому в понимании интеллектуалов идти в бизнес означает то же самое, что присоединяться к миру преступности, коррупции и различных махинаций.

 

Можете привести какой-нибудь яркий пример?

 

Да, конечно. Самый лучший пример – это изобретение лазера, который в современной экономике совершенно незаменим. Он используется всюду – в камерах, принтерах. Мы постоянно используем лазеры. Но лазеры – сравнительно новая технология. Его открыли и разработали в конце 50-х – начале 60-х годов два российских учёных, ставших лауреатами Нобелевской премии. Эту премию также получил и американец Чарльз Таунз, но именно два русских, Александр Прохоров и Николай Басов получили Нобелевскую премию именно за это изобретение. А теперь вопрос: скажите, кто сегодня делает огромные деньги на лазерах? Сегодня нет ни единой известной, крупной российской компании, торгующей лазерными технологиями на мировом рынке. В то же самое время Чарльз Таунз, как только он изобрёл лазер (а он не был никаким бизнесменом, а просто обычным преподавателем физики), - сказал себе: «Эй, да на этом можно сделать такие деньги! Я, конечно, не бизнесмен, но свою долю получить я смогу!» И он сразу же оформляет патент на своё изобретение, потом продаёт его крупной компании, потому что знает, что сам он этим бизнесом заниматься не будет. Но он прекрасно понимает, чем он владеет.

 

А почему же этого не произошло в России? Кто-то помешал извлечению прибыли от лазеров в России?

 

Да нет, никто не мешал, – просто этим никто не занялся. У меня есть интервью А. Прохорова. Ему никогда и в голову не приходило создать компанию и получать прибыль от своего изобретения. Но даже если бы он и захотел это сделать, тогда в стране не было патентной системы, инвесторов, IPO (первоначального, [открытого] размещение акций). То есть, отсутствовали все элементы, которые могли бы способствовать экономическому успеху новой технологии. Да, тогда при СССР всё это было невозможно. Но и сейчас, к сожалению, положение остаётся таким же – там не существует настоящего сообщества инвесторов. В России и до сих пор не существует «ангелов бизнеса» – (лиц, вкладывающих средства в молодую развивающуюся компанию или другой высоко рисковый проект, который в случае успеха может принести больший доход, чем традиционные инвестиции) – таких, как например, базирующихся по всему Кендалл Скверу в Силиконовой долине, рисковых людей, готовых инвестировать в высокие технологии.

 

А вот как вы думаете, обычные американцы отличаются от обычных россиян в своём отношении к инновациям?

 

Характерной чертой американской культуры является то, что успешные бизнесмены становятся почти культовыми фигурами. Я имею в виду прежде всего Стива Джобза, Томаса Эдисона, Билла Гейтса. Эти люди имеют в обществе культовый статус и являются образцом для подражания. В России такого не существует.

 

А для российских учёных дело не кончится только тем, что их образы появятся только на почтовых марках и ещё где-то?

 

Да, конечно, их прославляют на марках, но только как учёных, а не как крупных предпринимателей, организаторов прибыльного бизнеса. Существует большая разница между теми, кто трудится в лаборатории и зарабатывает хорошие отзывы, но чья работа не оказывает никакого влияния на экономику.

 

Существуют ли исключения?

 

Исключения есть в области создания программного обеспечения. При разработке ПО легче добиться успеха, потому что это продукт умственного труда, а не продукт материальный. Это то, что создаётся умом. И говоря о продуктах умственного труда, мы должны признать, что россияне в этом очень сильны – вспомните, например, их литературные и музыкальные произведения, и так далее. Чего они не умеют хорошо делать – это изобретать материальные вещи, производить их и добиваться успеха благодаря им. Вот что требовалось сделать с лазером. Было недостаточно только изобрести его. В случае с ПО, к примеру, вы не сталкиваетесь с коррупцией, тогда как если вы захотите создать что-то и производить что-то, для чего потребуется фабрика или другое производство, либо, коли на то пошло, простой магазин, то будьте готовы к тому, что к вам пожалуют и скажут, что вам необходима защита, и что если вы не заплатите им, то вашему бизнесу придёт конец.

 

Насколько на такое положение с наукой оказывает влияние тот факт, что в СССР не существовало частного предпринимательства?

 

Наследие Советского Союза, конечно, оказывает ощутимое влияние, но это ещё не полная история. В своей книге я рассказываю о тех же самых проблемах, существовавших и в царское время, особенно в XIX веке. И пример, который я часто привожу в ней, об электрическом освещении. Жил-был человек по имени Яблочков, который изобрёл электрическое освещение. Он поехал в Западную Европу и осветил своими лампочками проспекты Парижа и Лондона. Вот откуда у Парижа это имя – «город огней».

 

Разве это не пример того, как идея воплотилась на практике в действительность?

 

Правильно. Но вот что было дальше. Российское правительство уговорило Яблочкова вернуться в Россию после того, как он разбогател во Франции, и сделать то же самое в России. Он приехал в Россию, основал там компанию и … обанкротился. Он не смог найти и привлечь к своему делу инвесторов! Ему даже не удалось убедить владельца отеля установить там его лампочки. Они предпочли им газовые светильники!

 

Это правда, что фрэкинг был изобретён в России?

 

Знаете, это очень малоизвестная история. В 1950-х русские разработали идею фрэкинга и опубликовали об этом статьи. И что же потом случилось? Ничего. Они этим не воспользовались. Те статьи появились в академических журналах. Их невозможно было найти и прочитать в журналах для предпринимателей, бизнесменов, потому что таковых в стране не было и в помине. А американцы взяли и разработали этот метод фрэкинга спустя 30 лет!

 

Как вы думаете, нынешние российские руководители пытаются исправить такое положение?

 

Думаю, что некоторые из них там хорошо сознают, что России нужно основывать экономику всё менее и менее на добыче полезных ископаемых, таких как газ и нефть, а всё более и более на так называемых интеллектуальных услугах. Они знают об этом. И в России теперь существует частное предпринимательство.

 

Насколько важно в настоящее время для России коммерциализировать науку в более широком смысле?

 

Думаю, что это очень важно. В России есть люди, которые говорят: «Россия – это Саудовская Аравия с ядерным оружием». Возможно, это преувеличение, но это честное высказывание. В настоящее время Россия, несмотря на то, что в течение 300 лет её пытались индустриализировать и модернизировать, представляет собой экономику, основанную главным образом на нефти и газе. Это настоящая трагедия, а российские руководители продолжают думать, что эту проблему можно решить изданием правительственного указа – создать, например, Сколково по указу Д. Медведева – и всё! Мне кажется, что неспособность России надлежащим образом/правильно использовать талант своих учёных и инженеров является главной причиной того, почему России не смогла перейти к демократии. Потому что правительство всё так же продолжает думать: «Мы должны модернизироваться!» Но способ решения проблемы, который они выбрали, загоняет проблему ещё глубже.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх